О датировке и географии чудотворного образа

О датировке и географии чудотворного образа

В 1829 году Николаевская Берлюковская мужская пустынь чудесным образом обрела  великую святыню  – чудотворную икону «Лобзание Иисуса Христа  Иудою».

Событие это произвело на современников неизгладимое впечатление  и сразу превратило обитель в одну из почитаемых. Нескончаемым потоком потянулись сюда тысячи и тысячи людей для поклонения чудотворному образу Спасителя. Шли за исцелением от телесных и душевных ран, шли за духовным прозрением, шли и получали по вере своей.

В «Московских губернских ведомостях» за 1844 год А. Ратшин так описал это событие:

Слава о таковом чуде, распространившаяся мгновенно, привлекла в обитель отовсюду усердствующих, жаждущих поклониться Святыне; новые исцеления еще более расположили сердца прибегающих с теплою верою к Искупителю: вся окрестность двинулась с Богопочтением к новопрославленной иконе. С того времени и поныне стечение верных даже издалека продолжается1 .

Все это способствовало тому, что Берлюковский монастырь стал играть роль культурного центра, и не только Московской, но и соседних с нею губерний. В 1864 году известный духовный писатель Иван Иванович Шевелкин, посетивший обитель, написал о ней: «Берлюковская пустынь, о которой знает вся Москва и усердно посещает ее»2 .

2015-08-12-02Обретение чудотворного образа Спасителя, лобзаемого предателем Иудою, стало великим чудом Божиим, явленным для спасения и назидания людского.

Писатель А. Ратшин в статье, посвященной истории пустыни, указывает на невероятное почитание этого образа:

В ближних окрестностях Москвы есть несколько церквей и обителей, куда летом москвитяне, издавна славящиеся приверженностью к истинной религии, стекаются поклониться святыне или испросить у Бога исцеления в недугах – и эти благочестивые путешествия иногда совершают, по обещанию, пешком. От мая до сентября, по большим и проселочным дорогам, тянутся усердствующие богомольцы, из среднего и нижнего сословий, с посохами и котомками, а люди побогатее в экипажах… К числу таких предметов богомолья прибавилась в недавнем времени Берлюковская пустынь, скромная обитель, не имеющая никаких замечательных исторических воспоминаний и даже мало кому доселе известная: в 1829 году просияла здесь чудотворениями икона Спасителя, лобзаемого Иудою, – и с тех пор многие из жителей Москвы непременною обязанностью почитают совершить туда путешествие, кто как может, и не только в самой Москве, но и в других ближних городах и селениях редкий дом можно найти, в котором бы не было списка с чудотворного образа, благоговейно почитаемого3 .

Заметим, что автор здесь утверждает, что в Москве, ближайших городах и селениях во множестве домов имеются списки с чудотворного образа Спасителя. Несомненно, это утверждение, подтверждает массовое почитание этого образа.

Восстановить подробности обретения чудотворного образа Спасителя возможно как по целой группе архивных документов, так и по историческим описаниям пустыни, статьям в периодической печати, а также по воспоминаниям людей, посещавших обитель.

Буквально во всех, как больших исторических описаниях пустыни, так и маленьких заметках об обители, обязательно рассказывается о чудотворной иконе Спасителя.

Обретение чудотворного образа «Лобзание Иисуса Христа Иудою» в Николаевской Берлюковской пустыни произошло 24 мая 1829 года при настоятеле иеромонахе Антонии (Ерофееве).

Сразу после совершения водосвятного молебна у этого образа получила исцеление от глазного заболевания и полной слепоты Татьяна Ивановна Кузнецова, жительница села Кудиново Московской губернии.

Историческое описание Николаевской Берлюковской пустыни 1889 года так повествует об этой женщине:

В селе Кудинове, находящемся в 15 верстах от Берлюковской пустыни, была некая женщина уже не молодых лет, по имени Татьяна Иванова Кузнецова, более 20 лет страдавшая от глазной болезни, и хотя она не мало лечилась, но однако облегчения не получала и наконец совершенно ослепла4 .

В рапорте, который написал вскоре после чуда обретения образа Спасителя казначей иеромонах Геннадий, приводится более подробная биографическая деталь: «…бывшая крестьянка, а ныне солдатка Татиана Иванова Кузнецова…»5 .

Как же оказалась в монастыре эта святая икона, каково ее происхождение и время написания образа Спасителя? Ответы на эти вопросы можно получить после полного исследования всех возможных документов, освящающих эту тему.

Икона Спасителя до 1829 году хранилась в монастырской пекарне, расположенной на месте нынешнего храма во имя Всея Святых, выстроенного и освященного в 1853 году.

Из уникального документа, написанного в монастыре в 1854 году по благословению настоятеля архимандрита Венедикта (Протопопова) послушником В.Розановым известно:

Рассказывают некоторые из братии, что эта икона Спасителя привезена в монастырь вместе с прочими иконами и вещами из упраздненной церкви в селе Кромине, отстоящем от пустыни на пять верст, что за достоверность, впрочем, признать нельзя, по недостатку ясных доказательств6 .

2015-08-12-05

В описании послушника Розанова речь идет о современном поселении Кармолино (в разные годы село, сельцо, деревня), расположенном на территории Щелковского района Московской области. Относится оно к сельскому поселению Анискинское и расположено на северо-востоке от города Москвы, на левом берегу реки Вори.

В различных документах по истории за разные годы обители встречается различное написание названия этого поселения – Кармолино, Кромино, Кромлино, Кармолино-Спасское, Кармолино Спасское тож.

Более четко отвечает на вопрос о появлении хлебопекарни в своих воспоминаниях настоятель подмосковного Николо-Угрешского монастыря архимандрит Пимен (Мясников), ныне святой преподобный Пимен Угрешский.

2015-08-12-04Воспоминания архимандрита Пимена были опубликованы в 1877 году. В этой книге отец Пимен рассказывает об истории Берлюковской пустыни, о ее настоятелях.

Отец архимандрит много раз посещал Берлюковскую пустынь по долгу своей службы (он исполнял должность благочинного монастырей), совершал в обители богослужения, любил отдыхать на Берлюковской даче в сельце Кармолино.

Эти земли со всеми строениями были приобретены игуменом Нилом в 1876 году7 .

Архимандрит Пимен так пишет о Берлюковском подворье в Кармолино:

Эта усадьба находится при сельце Кармолине, принадлежавшем в 1850-х годах Александре Ивановне Люминарской и д.с.с. Феодору Андреевичу Левашеву, капитану. Сельцо это называется также Спасское, потому что тут в прежнее время была деревянная церковь, которая, за ветхостью, упразднена, и старожилы сказывают, что слышали от стариков, что половина этой церкви была отдана в Берлюковскую пустынь и будто там из нея была сделана в то время пекарня, в которой впоследствии (в 1829) была найдена древняя чудотворная икона явления, называемого “Лобзание Христа Спасителя Иудою”. Говорят, что и часть икон вместе с церковью отдана была в пустынь, – может быть, и эта чудотворная икона вместе с прочими8 .

Село Кармолино на реке Воря с 1585 года являлось вотчиной служилого дворянина Демида Ивановича Черемисинова, позднее принадлежало Волынским, а с 1646 года стала принадлежать дворянам Воейковым.

Герб Воейковых

Герб Воейковых

В 1696 году по просьбе стольника Василия Ивановича Воейкова, по указу Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Адриана «из Переславского уезда Залесского с погоста Андреевского старую Николаевскую церковь, разобрав, перевесть в Московский уезд, в Радонежскую десятину,  в вотчину его, в сельцо Кармолино, и построить на удобном месте во имя Всемилостиваго Спаса»9 .

Итак, на основании этих документов и воспоминаний, можно проследить всю цепочку и установить подробно, как же появилась монастырская хлебопекарня в пустыни, где совершилось обретение чудотворного образа Спасителя.

Старинная деревянная церковь во имя святителя Николая Чудотворца в 1696 году со всей утварью была перевезена из Андреевского погоста Переславль-Залесских земель в Кармолино и освящена во имя Всемилостивого Спаса. Эта старинная деревянная церковь, находящаяся в вотчине Воейковых, была перевезена вместе со всем скарбом и утварью. Видимо и икона Спасителя также была перевезена вместе с другими в Кармолино.

В своих воспоминаниях архимандрит Пимен рассказывает о Спасском храме:

Церковь, говорят, была во имя Спаса Нерукотворенного Образа и, после упразднения за ветхостью, долгое время стояла не разобранная, а разобрали ее по тому, что под нею внизу укрывались разбойники, которых захватили после убийства, совершенного ими в одной соседней деревушке, где они перерезали целое семейство. Когда дознано было, что притоном им служила церковь, то ее тотчас же и велено было снести, и отдали в пустынь. В какое время это происходило, мне не могли того сказать, потому что все это устное предание. Спасов день, Августа 16, и по сие время празднуется в Кармолине, а равным образом и тогда, когда бывают с иконами из Берлюковской пустыни10 .

Благодаря архивным поискам удалось установить, что эта церковь простояла в Кармолине до 31 октября 1806 года, когда при настоятеле иеромонахе Пахомии (Волкове) ее перевезли в Берлюковскую пустынь, согласно указу Московской Духовной Консистории за № 343011 .

Сам храм, как сильно обветшалый, был разобран, а в пустынь перевезена, как наиболее хорошо сохранившаяся, трапезная часть. С 1806 по 1829 год эта деревянная трапезная использовалась как монастырская хлебопекарня.

О времени написания чудотворного образа точных данных пока нет. Все известные нам авторы сходятся в одном, что икона была древняя, но точной датировки не называет никто.

Об этом пишет отец Нил (Сафонов): «…действительно нашли в хлебне ветхую и древнюю икону, но до того уже от времени потемневшую, что едва возможно было распознать изображение»12 . А вот еще свидетельство: «Но в 1829 году, между древними иконами, чудесно найден здесь образ Спасителя, предаваемого и лобзаемого Иудою Искариотским. Происшедшие от него исцеления привлекли усердствующих богомольцев, которые и ныне стекаются сюда во множестве»13 . Архимандрит Пимен (Мясников) в своих воспоминаниях прямо указывает: «…была найдена древняя чудотворная икона»14 .

О древности иконы пишет известный собиратель истории Москвы, писатель, переводчик Иван Кузьмич Кондратьев: «В 1829 году, между древними иконами монастыря, чудесно найден здесь образ Спасителя, продаваемого и лобзаемого Иудой Искариотом»15 . Церковный историк Сергей Васильевич Булгаков свидетельствует: «В 1829 году в числе древних икон чудесно обретен здесь образ – лобзание Спасителя Иудою, и бывшие от него исцеления привлекли множество богомольцев, стекающихся и в настоящее время»16 . Историческое описание пустыни 1889 года также повествует об этом: «…нашли в хлебне ветхую и древнюю икону, но до того уже от времени потемневшую, что едва возможно было распознать изображение»17 .

Подводя итог, можно утверждать, что икона «Лобзание Иисуса Христа Иудою» была древнего письма и попала в Берлюковскую пустынь из Переславль-Залесских земель, из старинной вотчины дворян Воейковых.

Дворянский род Войековых известен с древних времен. Родоначальник его, Воейко Войтягович, во святом крещении Прокопий, который выехал, по родословной сказке из Пруссии на службу к Великому князю Московскому Димитрию Иоанновичу Донскому. В XVI и XVII веках Воейковы были воеводами, думными дворянами, послами, стряпчими, стольниками.

Александр Николаевич Панин.



  1. Ратшин А. Берлюковская пустынь // Прибавление к Московским губернским ведомостям. М., 1844. № 33. С. 365. []
  2. Шевелкин И.И. Поездка в Берлюковскую пустынь // Душеполезное чтение. 1864. Ч. 3. № 9. С. 2. []
  3. Ратшин А. Берлюковская пустынь // Прибавление к Московским губернским ведомостям. М., 1844. № 33. С. 363. []
  4. Историческое описание Николаевской Берлюковской пустыни. М., 1889. С. 26. []
  5. ЦИАМ. Ф. 709, оп. 1, д. 69. Л. 17. []
  6. ЦИАМ. Ф. 709, оп. 1, д. 119. Л. 15–15об. []
  7. ЦИАМ. Ф. 709, оп. 1, д. 446. Л. 14. []
  8. Воспоминания архимандрита Пимена, настоятеля Николаевского монастыря, что на Угреше. М., 1877. С. 324. []
  9. Холмогоровы В. и Г. Исторические материалы о церквах и селах XVI–XVIII столетий. Вып. 5. Радонежская десятина Московского уезда. М., 1886. С. 155-156. []
  10. Воспоминания архимандрита Пимена, настоятеля Николаевского монастыря, что на Угреше. М., 1877. С. 327. []
  11. ЦИАМ. Ф. 709, оп. 1, д. 51. Л. 28об. []
  12. Нил (Сафонов), иером. Историческое описание Николаевской Берлюковской пустыни. М., 1875. С. 37. []
  13. Тихомиров Е. Святые места, чтимые православным русским народом // Русский Паломник. М., 1886. С. 772. []
  14. Воспоминания архимандрита Пимена, настоятеля Николаевского монастыря, что на Угреше. М., 1877. С. 324. []
  15. Кондратьев И.К. Седая старина Москвы. М., 1893. С. 677. []
  16. Булгаков С.В. Русские монастыри. М., 1995. С. 374. []
  17. Историческое описание Николаевской Берлюковской пустыни. М., 1889. С. 27–28. []


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *