Брест–Литовская уния. Насаждение. Часть II.

Брест–Литовская уния. Насаждение. Часть II.

Государство Ягеллонов, а в дальнейшем — Речь Посполитая — считалась общим государством «обоих народов» — польского и литовского, под которыми понималась совокупность представителей шляхетского сословия Королевства Польского и Великого княжества Литовского.Верховная власть, сильно ограниченная со стороны шляхты, принадлежала пожизненно избираемому монарху, носившему единый титул короля польского и великого князя литовского, а также русского и жемайтского (жмудского).

Период единой Русской митрополии
(XIV в. — 1458 г.)

Польское королевство в период насаждения Берст-Литовской Унии на УкраинеРасполагаясь в центральной европейской части, в XVI веке это уникальное государство оказалось на стыке соприкосновения латинского Запада и православного Востока. В тот исторический период в состав Речи входили значительные части сегодняшних Украины и Белоруссии. На этих землях православная Церковь могла называться лишь терпимой и постоянно имела давление со стороны римо–католиков, активно поддерживаемых государями.

Будучи верными подданными папы Римского и, естественно, заботясь о сохранении целостности своих территорий, литовские великие князья были озабочены вопросом русского населения. Ведь если в польском королевстве русские составляли меньшинство по сравнению с коренными поляками, то в состав Литвы входили земли, исторически заселенные русскими и литовцами, большей частью православными. Землевладельцы этих областей были потомками удельных русских князей домонгольского периода и также исповедовали православную веру. Находясь под гнетом католических государей, русский народ не мог не обращать взоры на набиравшее силу Московское православное княжество, ощущая с ним духовную связь через Церковь и общую многовековую историю.

Поэтому одной из главных задач польско–литовских государей было создание условий, благоприятных для обезличивания русского народа на своих территориях, ассимиляции их с общей культурной массой. Вера для человека той эпохи была основополагающей при формировании мировоззрения, и здесь необходимо было предпринять особые усилия для обращения упрямых «схизматиков» в латинство, исповедуемое литовскими и польскими правителями.

По отношению к Православной Церкви велась двуликая политика. Официально провозглашались обещания «сохранять права и привилегии всех своих поданных», на деле же все было наоборот. Православный епископат кроме власти церковной никаким образом не мог участвовать в жизни государства, в то время как латинские архиереи были ближайшими советниками князей в управлении. На исторически православных территориях учреждались католические епархии. Православным не дозволялось занимать государственные должности, временами запрещалось строить и даже возобновлять православные храмы.

Весьма действенным отравляющим средством для Церкви было злоупотребление и извращение права «патроната» — участия мирян в церковном управлении. Приоритет на выборах кандидатов на духовные должности принадлежал землевладельцу: в случае архиерейских кафедр и настоятельских мест главных монастырей — великим князьям, а в случае приходского духовенства — местным землевладельцам. Очень часто эти должности получали люди недостойные, иногда и вообще неправославного исповедания, что не могло не сказаться на общем упадке нравственности и морали среди православного епископата и клира.

Всеми этими методами и средствами подготавливалась благоприятная почва для более решительных мер для уничтожения православия на польско–литовских землях — насаждения унии.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *