Адмирал Нахимов, Павел Степанович

Жизнь каждого принадлежит Отечеству

Направляясь из Севастополя к турецкой крепости и морской базе Синоп, русские корабли обнаружили здесь неприятельскую эскадру Осман-паши. Адмирал Нахимов принял смелое решение — атаковать и уничтожить заблокированного неприятеля в Синопской бухте. Под ураганным обстрелом вражеских орудий русская эскадра двумя колоннами двинулась на сближение с турецкими кораблями, стоявшими под защитой береговых батарей.

Русский адмирал действовал стремительно и отважно! Грохот 600 пушек потряс Синопскую бухту, окутанную облаками порохового дыма. Превосходство русской эскадры проявилось не только в высокой точности и концентрации огня (до 200 ядер и бомб в минуту), но и в прекрасной подготовке русских моряков. Помнили матросы суворовский наказ: «Побеждай не числом, а умением!» Моряки-черноморцы дрались самоотверженно, приходя на выручку друг другу в трудные минуты: тушили пожары, заделывали пробоины, становились на место убитых и раненых. И не было силы, которая пересилила бы русскую силу!

«Гром выстрелов, рев ядер, откат орудий, шум людей, стоны раненых — все слилось в один общий адский гвалт»… «Поразительно было зрелище гибели турецких судов: прибитые волнами к берегу, они горели… Наконец, когда огонь достигал до места хранения пороха, суда взлетали на воздух и горящими обломками своими осыпали город»,— вспоминали участники Синопской битвы.

Синопская битва

Синопская битва


Россия помнит имена героев — моряков и кораблей… Лейтенанты П. Прокофьев и Д. Бутаков с флагманского корабля «Императрица Мария» умело руководили огнем корабельной артиллерии и были отмечены адмиралом Нахимовым за «личную храбрость и распорядительность во время боя»… Охранявший кормовой флаг корабля «Париж» и раненный в лицо осколком вражеского снаряда, штурман С. Родионов не покинул своего поста. И только после вторичного тяжелого ранения, когда турецким ядром мужественному штурману оторвало руку, его унесли с верхней палубы… 120-пушечный «Париж» метким огнем своих орудий потопил три турецких судна, а затем повел ураганный огонь по береговой батарее…

Корабль «Три Святителя», не смотря на сильные повреждения, уничтожил фрегат противника и до конца боя продолжал вести огонь из всех своих орудий… 84-пушечный «Ростислав» потопил корвет и уничтожил турецкую батарею… На самом корабле-герое в разгар боя разорвавшейся бомбой была разбита батарейная палуба и начался сильный пожар. Мичман Н. Колокольцев, проявляя чудеса героизма, наглухо закрыл двери и люки пороховой камеры, потушил огонь и спас корабль и моряков-сослуживцев от неминуемой гибели. «За особенное присутствие духа и отважность, оказанные во время боя», командир эскадры представил героя-мичмана к боевой награде. Да и сам адмирал Нахимов— мужественный, хладнокровный и отважный— в парадном адмиральском мундире смело руководил сражением, стоя на верхней палубе «Императрицы Марии».

Победа России была сокрушительной и великолепной! Сражение продолжалось 17 часов. Турки потеряли 15 из 16 кораблей и свыше 3 тысяч человек убитыми и ранеными; в плен были взяты около 200 человек. Русская эскадра, выпустившая по врагу 18 тысяч снарядов, не потеряла ни одного корабля. Потери в личном составе— 38 убитых и 230 раненых. «Битва— славная, выше Чесмы и Наварина! Ура, Нахимов!»— восторженно отзывался о Синопе вице-адмирал В.А. Корнилов.

На следующий день после битвы на кораблях нахимовской эскадры состоялись заупокойные службы. По старой морской традиции тела моряков были опущены в воды Синопской бухты. Во время печальной церемонии наполовину приспускались пробитые и обгоревшие в бою флаги, и звучало три холостых выстрела.

Среди пленных оказался и командующий эскадрой, вице-адмирал турецкого флота, участник Наваринского сражения и бывалый моряк Осман-паша. С нескрываемым восхищением отзывался он о героях России: «Куда уж нам сражаться с такими храбрыми и бравыми русскими моряками!»

Синопский разгром и морской триумф России помнят в Турции и сегодня. В военно-морском музее Стамбула существует специальный зал Памяти жертв русского адмирала Нахимова…

Наибольшие повреждения в бою получил 84-пушечный флагманский корабль «Императрица Мария». Как свидетельствовал очевидец:

«Корабль весь пробит ядрами, ванты почти все перебиты, и при довольно сильной зыби мачты так раскачивались, что угрожали падением. Мы поднимаемся на корабль и поздравляем Нахимова. Он был великолепен: фуражка на затылке, лицо обагрено кровью, а матросы и офицеры все черны от порохового дыма. Оказалось, что на «Марии» было больше всего убитых и раненых, так как Нахимов шел головным в эскадре и стал с самого начала боя ближе всех к турецким стреляющим бортам».

Повреждения на «Императрице Марии», «Константине» и «Трех Святителях» были настолько серьезными, что корабли-герои возвращались на Родину на буксире пароходов и в почетном сопровождении фрегатов. 22 ноября 1853 года эскадра вернулась в родной Севастополь. Радостным перезвоном колоколов и пушечным салютом встречал город русской морской славы героев-моряков. Нескончаемое русское «Ура!» неслось со всех кораблей, стоявших в Севастопольской бухте.

Все иностранные газеты писали о поражении турок и торжестве России. Слава адмирала Нахимова гремела повсюду!

«Истреблением турецкой эскадры при Синопе вы украсили летопись русского флота новою победою, которая навсегда останется памятной в морской истории»

отметил Николай I, награждая вице-адмирала Нахимова редчайшей военной наградой— орденом Святого Георгия Победоносца 2-й степени.

Отметил император и доблесть русских матросов, пожаловав 230 знаков отличия: «С удовольствием вижу, что Чесма не забывается в русском флоте и что правнуки достойны своих прадедов». Достойных награды было значительно больше. «За молебном, награждая самых достойных, командиры кораблей по личному указанию Нахимова особо подчеркивали, что «новые кавалеры должны вести себя безукоризненно честно и служить примером прочим товарищам, которые, хотя и не получили крестов, но достойны их и, конечно, получат их при следующем бое. Это восхитило матросов».

В начале февраля 1854 года в Севастополь из Сергиевой пустыни, что под Петербургом, пришло послание, в котором архимандрит Игнатий Брянчанинов благодарил адмирала Нахимова за службу Отечеству и победу под Синопом: «Подвиг Ваш обратил к Вам сердца всех русских. Взоры всех устремлены на Вас. Все исполнены надежды, что сама судьба избрала Вас для совершения дел великих, для Отечества спасительных…» В дар доблестному адмиралу была приложена икона Митрофания Воронежского (1623-1703) — святого покровителя Военно-Морского Флота, русского воинства и Всея России молитвенника и чудотворца. Этот святой дар адмирал Нахимов принял с благоговением.

Синопское морское сражение вошло в историю как последнее крупное сражение эпохи парусного флота. Наряду с Чесменским (1770) и Наваринским (1827) сражениями Синоп (1853) до сих пор считается у военных историков и моряков классическим образцом истребления флота противника на его укрепленной базе. Недаром в закрытом Центре Европейской Безопасности, где проходят подготовку натовские разведчики, на стене одного из учебных корпусов размещены портреты великих русских полководцев и флотоводцев, среди которых есть и портрет Павла Степановича Нахимова (1802-1855).

Разгром турецкой эскадры значительно ослабил морские силы Турции и сорвал её планы по высадке войск на побережье Кавказа. Моряки-черноморцы оправдали надежды своего адмирала и Великой России, в очередной раз исполнив свой долг перед Родиной!

Русская морская победа вызвала тревогу, гнев и раздражение в Европе. Французский император Наполеон III прямо заявил, что нужно «вымести с моря прочь русский флаг» и что он будет разочарован, если этот план не будет принят Англией. Враждебно повели себя по отношению к России Австрия, Швеция, Сардиния и Пруссия. Антирусской была и позиция Америки. В марте 1854 года правители Англии и Франции заключили «военно-оборонительный союз» с Турцией, введя в Черное море свой объединенный флот. Их ответы на протест русского правительства были оскорбительны и вызывающими. Целью западных держав было наказать Россию и оградить Балканы и Ближний Восток от проникновения сильного конкурента.

Огромная эскадра «союзников»— предтеча НАТО— блокировала морские города и крепости России. Военные действия происходили на Балканском и Кавказском фронтах. В спину русским войскам ударили чеченские отряды Шамиля. Активизировались и повели себя враждебно крымские татары. Удар был направлен на Севастополь — главную военно-морскую базу Черноморского флота, охранявшую южные морские рубежи России. Город русской славы превратился в неприступную твердыню с бастионами и батареями, у орудий которых стали герои недавних морских сражений.

«С железом в руках, с крестом в сердце станем пред рядами врагов на защиту безопасности и чести Отечества. Не унывать никому, доказывать каждому, что мы — те же русские, которые отстояли Россию в 1812 году»— обратился 30 сентября 1854 года государь Николай I к доблестным защитникам Севастополя в царском манифесте.

Во время Великой Отечественной войны были учреждены орден и медаль Нахимова — для награждения героев-моряков. Тогда же были открыты и Нахимовские училища, воспитанники которых составили гордость и будущее нашего флота. Три светлые полосы на форменном гюйсе (воротник, который повязывается поверх формы) означают три славные морские победы России: Гангут (1714), Чесма (1770) и Синоп (1853).

На памятнике адмиралу Нахимову в Севастополе написаны слова, сказанные им более 160 лет назад и обращенные к доблестным морякам России — слова, приобретаюшие сегодня особый смысл:

Уведомляю командиров, что в случае встречи с неприятелем, превышающем нас в силах, я атакую его, будучи совершенно уверен, что каждый из нас сделает свое дело.

День победы русской эскадры под командованием адмирала П.С. Нахимова над турецкой эскадрой у мыса Синоп стал одним из ДНЕЙ ВОИНСКОЙ СЛАВЫ РОССИИ, установленных законом, принятым Государственной Думой в 1995 году.


Из дневников

Жизнь каждого принадлежит Отечеству,
и не удальство, а только истинная храбрость приносит ему пользу.

Павел Степанович Нахимов - Адмирал


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *