иеромонах Тимофей
Хранитель
Количество записей: 266

Уважаемый Андрей!
Диавол и падшие ангелы-бесы составляют часть мира бесплотных сил, сотворенных Творцом, отпадших по своей гордости,сделавшиеся злыми и образовавшие особый враждебный Богу и добру, мир. Ап. Иуда говорит, что Бог «Ангелов, не сохранивших своего достоинства, но оставивших свое жилище, соблюдает в вечных узах, под мраком, на суд великого дня» (Иуд. 6).
Состояние духов после падения хорошо описывается у В.Н. Лосского: «Позиция Люцифера обнажает перед нами корень всякого греха — гордость, которая есть бунт против Бога. Тот, кто первый был признан к оБожению по благодати, захотел быть богом сам по себе. Корень греха — это жажда самооБожения, ненависть к благодати. Оставаясь независимым от Бога в самом своем бытии, ибо бытие его создано Богом, мятежный дух начинает ненавидеть бытие, им овладевает неистовая страсть к уничтожению, жажда какого-то немыслимого небытия. Но открытым для него остается только мир земной, и поэтому он силится разрушить в нем Божественный план, и, за невозможностью уничтожить творение, хотя бы исказить его. Драма, начавшаяся в небесах, продолжается на земле, потому что ангелы, оставшиеся верными, непреступно закрывают небеса перед ангелами падшими».
Отношение Бога к злым духам кратко можно выразить двумя словами: попускает и ограничивает. Почему Бог попускает злым духам действовать в мире и искушать человека? По этому вопросу у отцов Церкви имеется полное согласие. Свт. Иоанн Златоуст, например, пишет:
«Если кто спросит: «Почему Бог не уничтожил древнего искусителя?» Мы ответим, что это Он сделал не почему-либо иному, как по великой попечительности о нас, ибо если бы лукавый овладевал нами насильно, то тогда бы этот вопрос имел некоторую основательность. Но так как он не имеет такой силы, а может только к себе склонять нас, тогда как мы можем и не склоняться, то для чего ты устраняешь повод заслугам и отвергаешь средства к достижению венцов? Диавол зол для себя, а не для нас, потому что если мы захотим, можем приобрести для себя много и добра, конечно, против его воли. Когда лукавый устрашает и смущает нас, тогда мы вразумляемся, тогда познаем самих себя и тогда с большим усердием прибегаем к Богу».
Как простая заметка о невозможности и, главное, нежелании покаяния у духов злобы, вспоминается случай, описываемый в Патерике. Когда одному из иноков, весьма усердному в молитве, явился бес в жалком несчастном виде. На вопрос, почему он такой, бес ответил, что он печален от того, что для него нет никакой возможности покаяния. Сердобольный, но наивный и неискушенный монах предложил помолиться о нем, на что бес с радостью согласился. Потихоньку они стали часто общаться, бес со временем показывал своим видом, что ему становится лучше. Закончилось правда это все беснованием того брата, поверившему возможности исправить беса.