На территории подмосковной Николаевской Берлюковской пустыни нашли свое упокоение многие представители старинных дворянских и купеческих родов, верой и правдой послужившие Отечеству. На нашем сайте вы можете найти cтатью о монастырском некрополе.

Среди них в монастыре были погребены представители известных родов Демидовых и Рахмановых. Различные нестыковки, путаница, как в источниках дореволюционного периода, так и большое количество статей современных авторов, не подкрепленных абсолютно никакими доказательствами, наложила свой отпечаток на биографии представителей этих родов. Именно это обстоятельство и стало решающим в деле появления этой статьи, проливающей свет на ту часть рода Демидовых и Рахмановых, что упокоилась в Берлюковском монастыре.

Демидовы — род известнейших и богатейших российских предпринимателей (заводчиков и землевладельцев), выдвинувшийся при Императоре Петре I Великом благодаря созданию оружейных и горнодобывающих предприятий в городе Туле и на Урале. Демидовы — основатели многих уральских городов, внесшие неоценимый вклад в освоение и развитие уральской земли.

История этого рода началась с простого кузнеца, работавшего у хозяина за один алтын в неделю, а закончилась владельцами миллионных доходов, обладателями роскошнейших имений, собственниками бесценных коллекций художественных предметов.

В XIX веке Демидовы постепенно отходят от предпринимательской деятельности и вливаются в ряды европейской аристократии (с купленным в Италии титулом князей Сан-Донато). Из их числа происходила мать югославского регента Павла Карагеоргиевича. Одна из ветвей рода в 1873 году унаследовала в лице генерал-майора Николая Петровича Демидова имя и титул светлейших князей Лопухиных (его дед гофмейстер Григорий Александрович Демидов был женат на Екатерине Петровне, урожденной светлейшей княжне Лопухиной).

Род Демидовых был внесен в I, II, III части родословных книг Московской, Нижегородской и Санкт-Петербургской губерний.

Представители Демидовых активно занимались благотворительностью. Так Прокофий Акинфиевич Демидов (1710-1786 гг.) пожертвовал на строительство Московского Воспитательного дома более  миллиона рублей, а Павел Григорьевич Демидов (1738-1821 гг.) передал свою естественнонаучную коллекцию с библиотекой и капиталом в 100000 рублей Московскому университету.

Демидовыми были основаны Демидовская премия и Демидовский лицей. В память об их заслугах в XIX веке были установлены Демидовские столпы: один монумент в городе Барнауле, другой — в городе Ярославле. В Санкт-Петербурге их имя носит Демидов мост, соединяющий берега канала Грибоедова.

За большой финансовый и культурный вклад в жизнь Флоренции Демидовы удостоились чести быть увековеченными на фасаде собора Санта Мария дель Фьоре. Их родовой герб виден там и в наши дни.

Вряд ли найдется в России еще одна такая династия предпринимателей, как Демидовы, которая бы принесла столько пользы своей стране. Будучи сподвижниками Императора Петра Великого, они в значительной мере способствовали становлению петровской России, наращиванию ее промышленной и военной мощи, а на примере своих заводов показали, как могут работать русские умельцы. Будучи очень жесткими управленцами и самыми щедрыми благотворителями, являли пример того, как надо зарабатывать и тратить деньги.

При случайной встрече с Его Величеством Петром Алексеевичем, проезжавшим через град Тулу, кузнец и оружейных дел мастер Никита Демидович Антуфьев сумел его заинтересовать, продемонстрировав тульское ручное оружие, не уступающее по качеству иностранному, а стоившее намного дешевле.

Во время начавшейся войны со шведами за выход к Балтике талантливому мастеру было поручено увеличить производство тульского оружия и снабжать им российскую армию, с чем «Демидыч», как называл его Император, отлично справился, построив для этих целей в Тульской губернии свой первый металлургический завод.

Под руководством Никиты Демидова заводы довольно быстро превратились в передовые предприятия с очень высокой производительностью. Если раньше на них выпускали 10-20 тысяч пудов железа в год, то при Демидове уже 400 тысяч. Все это время рука об руку с отцом трудился старший сын Акинфий Никитич (1678-1745 гг.).

Никита Демидович Демидов. XVIIIв. Неизвестный художник. Нижнетагильский Государственный музей-заповедник.

В 1709 году тульскому кузнецу пожаловали личное дворянство, а 21 сентября 1720 года возвели в потомственное дворянство, которое после его смерти указом Государыни Императрицы Екатерины I от 1726 года было распространено на детей с привилегией «потомков, ни в какие службы не употреблять и не выбирать».

Через некоторое время они открыли еще шесть заводов, положив тем самым начало развитию металлургии и всей инфраструктуры на Урале. Наряду со строительством заводов прокладывали коммуникации между ними, расчистили несудоходную реку Чусовую, построили дороги в европейскую Россию. Глухие уральские места начали активно заселяться. Россия, перехватив лидерство у Швеции, превратилась в основного поставщика металла.

Именно при Акинфии Демидове династия достигла своего расцвета и славы. Унаследовав в 1725 году всю «империю» своего отца, Акинфий с огромной энергией принялся за работу, которую он прекрасно знал, и за 20 лет довел количество своих заводов до 25, превратив один из них, Невьянский, в самое передовое предприятие в мире и обогнав по количеству производимого металла передовые европейские страны. Металл высочайшего качества с его заводов экспортировался в Европу и Америку.

Портрет Акинфия Никитича Демидова. Худ. Г.Х.Гроот. 1741-1745гг. Нижнетагильский Государственный музей-заповедник.

Кроме того, именно Акинфий открыл богатейшие рудники Алтая, ставшие для России основными поставщиками серебра. За огромные заслуги Государыня Императрица Екатерина I пожаловала Демидовым дворянские титулы.

Со смертью Акинфия Никитича Демидова закончилась эпоха огромной «горной империи», которая была разделена между тремя его сыновьями, но продолжил дело отца лишь его младший сын Никита Акинфиевич Демидов (1724-1789 гг.).

У основателя династии Никиты Антуфьевича Демидова (1656-1725 гг.) помимо старшего Акинфия было еще два сына – Григорий (убит в 1728 году) и Никита.

Никита Никитич Демидов (1688-1758 гг.) – знаток горнозаводского дела, активно работал в Бергколегии, основал железоделательные Нижнешайтанский, Буйский, Кыштымский, Лайский заводы и Давыдовский медеплавильный завод, за что в 1742 году его возвели в чин статского советника.

В книге К.Д.Головщикова «Род дворян Демидовых», вышедшей из печати в 1881 году в Ярославле, сказано о роде Никиты Никитича: «У третьего сына Никиты Демидовича Никиты Никитича были дети: Василий, Евдоким, Иван, Никита и Алексей Никитичи. Двое последних умерли не оставив после себя наследство. Василий Никитич служил в Елизаветинское время при дворе в звании кабинет-секретаря и умер в чине действительного статского советника. У Евдокима Никитича, скончавшегося 29 января 1782 года и женатого на Анне Федоровне (фамилия не известна) было шесть сыновей и дочь Анастасия.

Книга К.Д.Головщикова о роде Демидовых.

 

Иван Никитич, надворный советник, скончавшийся в январе 1807 года, был женат дважды и во второй раз на вдове губернского секретаря Аникеевой. Им устроены были, по указу канцелярии главного правления заводов от 20 сентября 1740 г., на купленной у башкир земле, два чугуноплавильные и для выделки железа завода Нижне-Сергинский в 1743 году и Верхне-Сергинский в 1742 году на речке Серги, впадающей в Уфу. К этим заводам приписано было 2340 деревень. Заводы эти детьми Ивана Никитича бригадиром Иваном и Петром Ивановичами проданы в 1789 году за 600000 рублей коммерции советнику Московскому именитому гражданину Михаилу Губину. Ему же Ивану Никитичу принадлежали заводы: в Верхнеуральском уезде Узянский, устроенный в 1777 г.; в Уфимском уезде Качинский, устроенный в 1769 г.; в Жиздренском уезде Сенетско-Ивановский, для выплавки чугуна, построен в 1791 г. Кроме того у Ивана Никитича была еще шелковая фабрика с 240 рабочими» [1].

Кригскомиссар Петр Иванович Демидов был сыном Ивана Никитича, внуком Никиты Никитича и правнуком основателя династии Никиты Антуфьевича Демидова.

К сожалению, на сегодняшний день пока не удалось обнаружить Послужного списка Петра Ивановича Демидова. В книге «Месяцеслов с росписью чиновных особ в государстве, на лето от Рождества Христова 1789» он показан как «Кригс-Цалмейстер Майорского чина» [2].

П.И.Демидов в книге «Месяцеслов с росписью чиновных особ в государстве за 1789 год».

Но в документах (о его смерти и погребении), а также в книге известной исследовательницы рода Демидовых Е.И.Красновой, он показан уже как «Кригс-комиссар» (VII ранг «Табеля о рангах»; подполковник) [3].

Его служба подтверждается и некоторыми документами, обнаруженными в Российском Государственном военно-историческом архиве: 1785, 1786 и 1787 годы (при 4-й дивизии в Москве); 1788 и 1789 годы (при Украинской армии) [4].

Из этих документальных свидетельств можно сделать вывод, что Петр Иванович Демидов принимал самое непосредственное участие в русско-турецкой войне 1787-1791 гг.

В 1787 году Турция выдвинула ультиматум Российской Империи с требованием восстановления Крымского ханства и Грузии, а также добивалась от России разрешения на досмотр кораблей, проходящих через проливы Босфор и Дарданеллы. Такие смелые требования Турции были обусловлены поддержкой Великобритании, Франции и Пруссии. Государыня Императрица Екатерина Великая, естественно, отказала Турции, и 13 августа 1787 года Османская Империя объявила войну России. Для Турции это решение было поспешным и необдуманным: она не была достаточно подготовлена к войне и к тому же не знала, что Россия и Австрия незадолго до этого заключили военный союз.

Императрица Екатерина Великая. Худ. Д.Г.Левицкий. 1780-е гг.

К весне 1788 года на юге были образованы две армии: главная Екатеринославская (около 80 тысяч человек) под командованием графа Григория Александровича Потемкина-Таврического, целью которого было овладеть Очаковом, и Украинская армия под командованием графа Петра Александровича Румянцева-Задунайского (около 37 тысяч человек), которая должна была держаться между Днестром и Бугом, угрожать Бендерам и поддерживать связь с союзной Австрией.

Карта русско-турецкой войны 1787-1791 гг.

Карта театра войны против Турции. Составитель А.Вильбрехт. 1788г. Санкт-Петербург Географический департамент Кабинета Е.И.В.

Война закончилась блестяще для России и крайне позорно для врага: Османская Империя в 1791 году была вынуждена подписать Ясский мирный договор, закрепляющий Крым и Очаков за Российской Империей, а также отодвигавший границу между двумя империями до Днестра. Османская Империя подтвердила Кючук-Кайнарджийский договор и навсегда уступила Крым, Тамань и кубанских татар. Турция обязалась уплатить контрибуцию в 12 млн. пиастр (7 млн. рублей).  Победа России в этой войне была крайне важна для нашего государства, поскольку впервые Россия получила прямой выход к Черному морю.

«Триумф Екатерины». Аллегория на путешествие Императрицы Екатерины II в Крым. Жан-Жак Авриль. 1790-е гг. 

Русская Императорская армия на рейде под командованием генерал-фельдмаршала Г.А.Потемкина-Таврического. 1790-е-годы. ГМП.

Смерть Г.А.Потемкина. Гравюра по рисунку художника М.М.Иванова. 1793г.

В этой войне Петр Иванович Демидов упоминается как «Кригс-комиссар при Украинской армии».

Кригскомиссариат — ведомство в русской армии, занимавшееся вопросами денежного довольствия войск и обеспечения их снаряжением, продовольствием, обмундированием.

Начало формированию данного ведомства было положено указом Императора Петра Великого от 18 февраля 1700 года, согласно которому заведование всеми хлебными запасами ратных людей было поручено окольничему Семену Языкову, «с наименованием его по сей части генерал-провиантом». Это Ведомство в дальнейшем стало называться Провиантским приказом.

23 июня 1701 года Император Петр I издал указ о преобразовании Иноземского и Рейтарского приказов в приказ Военных дел. Провиантский приказ организовывал снабжение военнослужащих продовольствием, а приказ Военных дел нес ответственность за выдачу жалованья, обеспечение обмундированием и снаряжением.

Указом Петра I от 31 июля 1711 года для исполнения этих функций при войсках было учреждено Комиссарство под управлением генерал-кригскомиссара, который обладал правом участия в заседаниях Правительствующего Сената.

Непосредственное управление Кригскомиссариатом осуществлялось обер-кригскомиссаром через подчиненных ему кригскомиссаров, а исполнительные функции были взяты на себя земскими комиссарами, которые проводили у населения сбор средств на военные нужды и выдачу их войсковым частям.

В 1713 году под общим руководством генерал-кригскомиссара были объединены провиантское и комиссариатское ведомства. В дальнейшем его организационная структура и сфера ответственности неоднократно изменялись. В 1800 году была учреждена новая должность генерал-интенданта армии, которому были подчинены генерал-кригскомиссар и комиссариатский департамент. Перед началом Отечественной войны 1812 года осуществление всей хозяйственной деятельности в армии было возложено на военного министра, но в военное время управление ею перешло в руки главнокомандующего русской армией, при этом непосредственное снабжение армейских частей вещевым имуществом, деньгами и другими видами довольствия перешло под ответственность генерал-интенданта и его управление.

В 1864 году указом Государя Императора Александра II Кригскомиссариат был упразднен.

В городе Санкт-Петербурге сохранилось здание главного Кригскомиссариата, учреждения — ведавшего финансовым и вещевым довольствием русских войск (по адресу наб. реки Мойки, 98/ ул. Глинки, 2).

Грандиозное здание Кригскомиссариата было построено в период между 1772 и 1777 годами. К сожалению, здание довольно сильно изменило свой первоначальный облик.

В 1864 году после слияния комиссариатского и провиантского департаментов образовалось Главное интендантское управление, находившееся в этом здании вплоть до конца 1910-х годов.

Нельзя не отметить, как не повезло в историографии Ивану Никитичу и его потомству. Огромная путаница преследовала их в источниках до 1917 года, так и ныне продолжается в исследованиях уже нашего времени.

В наши дни на просторах сети «Интернет» можно встретить различные версии жизни и служения, как самого Ивана Никитича Демидова, так и его сына Петра Ивановича. И, к сожалению, большинство этих версий или полностью не соответствует действительности, или является вымыслом и откровенной, ни на чем не основанной фантазией.

Именно в книге К.Д.Головщикова и появились вот эти первые неверные сведения о потомстве Ивана Никитича. Автор сообщает читателям, что Иван Никитич был женат дважды, имя его первой жены неизвестно, а вторая его жена была «некая госпожа Аникеева». Сын же Петр, рожденный до брака с госпожой Аникеевой, был усыновлен официально его отцом практически перед его смертью в 1807 году.

Елена Иосифовна Краснова, один из самых старейших и авторитетных краеведов Санкт-Петербурга, является в наши дни признанным авторитетом по истории семьи Демидовых.  В 2012 году Елена Иосифовна была награждена «Анциферовской» премией «за общий вклад в современное петербургское краеведение».

Итогом этих титанических трудов стала книга о Демидовых, которая содержит росписи 385 персон и многочисленные статьи. Признание не заставило себя долго ждать: Елена Иосифовна стала обладателем почетного диплома Русского Генеалогического Общества и почетного знака от Международного Демидовского фонда.

Е.И.Краснову по праву считают главным генеалогом династии Демидовых, а ее труды, посвященные им, — основополагающими для всех «демидоведов». С ними сверяются все исследователи рода, как химики — с таблицей Менделеева.

В своей книге она пишет: «Занявшись всерьез историей этой семьи, я узнала, что Петр Иванович Демидов родился около 1755 года. А узаконен он якобы в 1807 году, когда этому “младенцу” было 52 года. Недоумение вызывало то, что в родословном древе, представленном Иваном Никитичем в 1785 году и заверенном несколькими свидетелями, сын Петр обозначен как законный, и в дворянскую родословную книгу он был внесен» [5].

Не прав оказался Головщиков и в дате смерти Ивана Никитича Демидова. В книге о селе Ижевском Рязанской губернии оказалась фотография памятника похороненного там Ивана Никитича, с описанием всех надгробных плит и указанием даты рождения и смерти (12 ноября 1725 года – 3 февраля 1789 года). И таким образом, Иван Никитич никак не мог узаконить своего сына Петра в 1807 году!

Недалеко от Москвы, возле Окского заповедника, на берегу большого приокского озера Ижевского, расположенного ниже впадения Москвы-реки в Оку, привольно раскинулось утонувшее в яблоневых садах старинное село Ижевское.

Село Ижевское, родина основоположника теоретической космонавтики К.Э.Циолковского, впервые упоминается в источниках в 1387 году.

В июне 1849 года в селе поселился уездный лесничий Эдуард Игнатьевич Циолковский (1822-1880 гг.) с женой Марией Ивановной (1824-1870 гг.). Эдуард Игнатьевич, выходец из польской семьи, а Мария Ивановна (урожденная Юмашева) имела татарские корни.

Семья проживала на центральной Красной улице в доме богатого торговца Д.П.Михайлова. Летом 1854 года они переехали в более просторный дом на Польной улице, ныне носящей имя Циолковского. В этом доме 5 (17) сентября 1857 года родился пятый ребенок в семье Циолковских – Константин, будущий знаменитый ученый, пионер космонавтики и ракетной техники.

С XVII века «село Ижевск на озере на Ижевском» принадлежало известным по русской истории фамилиям: Годуновым, Одоевским, Трубецким.

В 1634 году село было «за князем Микитою Ивановичем Одоевским, да за князем Ондреем Васильевичем Хилковым». Синхронно в Ижевском сложилось деление на районы: появились «Хилков конец» — северная часть села, а также «Одоевский конец» — южная часть. Фамилия второго владельца до сих пор сохранилась в названии особого урочища «Одоевские курганы», которое можно обнаружить на юго-востоке от центра села в пойме Оки. Курганы выглядят как выпуклые песчаные бугры с покатыми склонами, отчасти заливаются в половодье. Одоевские курганы облюбовали древние люди — они плотно заселяли здесь местность в эпоху раннего железного века.

Сменив нескольких владельцев, в 1778 году село Ижевское досталось Ивану Никитичу Демидову. В 1778 году по распоряжению Демидова Ижевское было перестроено по регулярному плану: «Улицы учреждены проспектом, а дома — кварталами».

В селе Иван Никитич развернул бурную деятельность по перестройке по новому плану, а также начал строительство новой каменной Казанской церкви на месте рыночной площади.

Казанская церковь была построена с затратами не менее 200 тысяч рублей. На сорок три метра над селом поднималась ее колокольня, на которой были установлены часы-куранты с четырьмя циферблатами.

Вид с колокольни Казанской церкви на село Ижевское. Фото нач.XXв.

В храме были приделы: во имя Рождества Иоанна Предтечи, апостолов Петра и Павла, святителя Николая Чудотворца и святого великомученика Иоанна Воина. Освящена церковь была 7 июля 1792 года архиепископом Рязанским и Зарайским Преосвященным Симоном (Лаговым). Одновременно была построена и колокольня, непосредственно соединенная с церковью и состоящая из четырех ярусов.

С северной стороны храма была устроена каменная ограда с железными решетками и красивыми железными решетчатыми вратами. Восточный конец ограды примыкал к каменной башне, в которой открыта церковная лавка, а западный конец к каменной часовне, устроенной в память мученической кончины Государя Императора Александра II Освободителя.

Внутри церкви под аркою «против Царских врат южного придела погребен храмоздатель помещик Иван Никитич Демидов. Некогда над могилою его, среди плитняка пола лежала чугунная плита, но теперь оной не видно. Предание говорит, что при ремонтировании пола она опущена ниже и прикрыта полом. Теперь виден только памятник поставленный против могилы в углублении западной стены. Памятник сделан из дерева, но оштукатурен и прекрасно разделан под мрамор; вид имеет скрытого гроба больших размеров. На открытых сторонах этого гроба как бы особо прибиты мраморные же доски, на которых полууставом сделаны надписи. На восточной, среди которой помещен алебастровый головной череп написано: “О Ты, о Боже, глас детей внемли, толико в Небеси прехвален пред Тобою да будет отец их, отъятый судьбою, колико пребыл прехвален на земли”. На северной мелким шрифтом: “Invetor M. K. 1790”, на южной:  “M. F. Fecit Fast”. К стене посреди гроба стоит из такового же материала колонна в 2 ½ аршина, на которой вероятно когда-нибудь стоял бюст, или что либо другое, но теперь верх ее ничем не занят. Над этою колонною на стене сделан довольно значительного размера овальный, белый круг с следующей надписью: “Под сим прискорбнейшим памятником погребено тело соорудителя сего храма дворянина Ивана Никитича Демидова, родившегося в Туле 1725 года ноября 12 дня, а скончавшегося в Москве 1789 года февраля 3 дня. Жизни его было 63 года, 2 месяца и 21 день”. Памятник стоит на гранитных ножках на катафалке, возвышенной от пола на 14 вершков, огражден памятник железною решеткою» [6].

Казанский храм села Ижевское, где был погребен И.Н.Демидов, строитель сего храма. Фото нач.XXв.

Иконы, как в церкви, так и в приделах, написаны были А.В.Римским-Корсаковым и А.Г.Ходыревым, ими же была выполнена и настенная живопись. В 1867 году московским живописцем Ф.П.Курковым возобновлена была настенная живопись и иконы в нижнем ярусе иконостаса.

В 1907 году был произведен ремонт трапезной части храма: были вновь вызолочены иконостасы, промыта и возобновлена настенная живопись на средства благотворителей и церковного старосты. При церкви имелась прекрасная библиотека, в которой было немало старинных книг и архивных документов.

В приходе церкви было городское училище и начальное смешанное земское училище. В 1873 году вместо волостной школы открыли образцовое двухклассное училище Министерства народного просвещения. Также при храме была Богадельня во имя святого преподобного Сергия Радонежского, устроенная в 1868 году.

Церковь была закрыта на основании постановления Мособлисполкома № 169 от 1934 года, венчания и колокольня сломаны. В 1987 году жители обратились с просьбой к местным властям об открытии храма в своем селе, что и было выполнено в 1988 году.

Казанский храм села Ижевское Рязанской области. Современный вид.

В условиях общей правильной планировки к концу XIX века в селе сложились улицы: Польная, Средняя и Озерная, поперек — Красная и Покровская. Касимовский тракт проходил по Красной улице, которая считалась главной и где каждую субботу собирались ярмарки. В 1868 году открылся общественный банк, в 1874 году — земская больница и первая в Рязанской губернии сельская аптека [7].

Интересное упоминание нашел я на просторах сети «Интернет», когда работал над этой статьей: «Почти в каждом доме нашего села имеются старинные фотографии предков. Начало 20-го века, галантные дамы в кружевных платьях и с зонтиками, франты кавалеры в костюмах при шляпе и с цепочкой на карманных часах, пожилые дамы в платках, кофтах и многочисленных юбках, а рядом степенные мужчины в кафтанах, с картузом и начищенными до блеска сапогами, дети в рюшечках. 20-30 е годы, новая эпоха, другие люди, простые брюки, блузки, короткие стрижки, инженеры в кепках, милиция с наганами, и председатель в каракулевой шапке и кожаной куртке. И все эти фотографии объединяет один задний фон фотостудии сельского фотографа Ивана Степановича Филатова. Шли годы, десятилетия, менялась власть, и законы, но фоновый задник декорации на всех фотографиях Филатова оставался неизменным. Слева листья средиземноморского алоэ, справа пальмовые ветви. Филатов ставил на свои фотографии свою фирменную синюю печать, но даже если на фото нет печати, по одному заднему фону без труда узнаем автора. Биография Ивана Степановича Филатова, богата фактами и очень интересна. Родился он в нашем селе в 1860 году… Иван Филатов начинает увлекаться рисованием, графикой и в последующем новомодной фотографией. Купив все необходимое оборудование он в начале 90-х годов вернулся в Ижевское. Женился на умной и красивой девушке из уездного города Спасска. Со временем построил дом, при доме студию и павильон с большими панорамными окнами.

После революции, новая власть лояльно отнеслась к фотографу, поскольку он был прогрессивных взглядов, был образован и как пролетарий поддерживал советскую власть. Филатов продолжал работать, делал фотографии для сельской газеты, праздники, собрания, отдельной темой похороны, но это уже просто бизнес. Умер Иван Степанович Филатов по болезни в 1937 году.

К сожалению, судьба его архива оказалась печальной, большая часть новыми владельцами дома была сожжена как мусор. На данный момент в фондах музея Циолковского храниться деревянный ящик с коробками стеклянных пластинок фотонегативов. По моим оценкам примерно 1 000 штук. Это негативы 20-х годов. Дореволюционные фотографии сохранились в семейных архивах жителей нашего села и потомков тех, кто в течение всего 20-го века из села уезжал. Это уникальные свидетели той эпохи. И в дальнейшем я обязательно сделаю ряд заметок по рассмотрению отдельных фотографий, поскольку качество отдельных фотографий такое, что можно разглядеть шнурки на ботинках» [8].

Крайне интересный факт! В селе была своя фотографическая студия, благодаря работе которой до наших дней дошли фотографии, отображающие жизнь жителей села, его архитектурный и культурный облик!

В своей книге Елена Иосифовна Краснова указывает на уникальный документ, освещающий семейное положение Ивана Никитича Демидова: «В 1785 году И. Демидов пишет в Герольдию, что ему 60 лет, он женат на Аграфене Никитичне Крюковой и имеет двух сыновей – Ивана, 39 лет, и Петра, 30 лет. Значит Петр – сын законной жены (Крюковой). Причем тут Аникеева? И значит, удалось доказать, что Иван Никитич не имел жены губернской секретарши Аникеевой, а сын его Петр родился законным. В итоге, сейчас мы знаем годы жизни Ивана Никитича (12 ноября 1725 года – 3 февраля 1789 года), имя и девичью фамилию его жены (А.Н.Крюкова) и годы ее жизни (около 1722 – после 1785)» [9].

Старший сын Ивана Никитича – Иван Иванович Демидов (1746/1751-1820 гг.) в своей воинской службе дослужился до чина бригадира и, выйдя в отставку, получил чин действительного статского советника.

Он был женат на Елизавете Григорьевне (1751/1752 – после 1779 гг.), дочери крупного государственного деятеля, философа, энциклопедиста, писателя, поэта, переводчика, композитора, живописца, сенатора и ближайшего сподвижника Государыни Императрицы Екатерины II Великой – Григория Николаевича Теплова (1717-1779 гг.).

Одна из дочерей Ивана Никитича – Татьяна Ивановна (1748-1783 гг.) – положила начало прочной родственной связи Демидовых с семьей Дурново. Она вышла замуж за Николая Дмитриевича Дурново (1725-1816 гг.) – сенатора, генерал-аншефа и опекуна детей Никиты Акинфиевича Демидова. Вторая дочь – Феодосия – замуж за бригадира и действительного статского советника Петра Ивановича Кирилова (скончался в 1809 г.).

В семействе у Петра Ивановича Демидова был сын Дмитрий и пять дочерей, но до официального узаконения брака в 1808 году дожили только три дочери: Наталья, Екатерина и Анна [10], а Александра (скончалась 24 января 1805 года; погребена в Николаевской Берлюковской пустыни у Троицкого собора) и София (скончалась 14 августа 1803 года; погребена в Николаевской Берлюковской пустыни у Троицкого собора) умерли в младенчестве [11].

«По фамилиям восприемников при крещении детей можно предположить, что девичья фамилия Александры Михайловны (жены Петра Ивановича) была Красненкова или Красинькова. Фамилия ее первого мужа нигде не упоминается, хотя опять же можно предположить, что брак с Демидовым и узаконение детей стали возможны только после его смерти» [12].

Официально брак  Петра Ивановича и его сожительницы Александры Михайловны действительно был узаконен в 1808 году: «В Майе числа 15 женился Кригс Коммисар Петр Иванович Демидов, понял в жену себе протоколисткую  жену вдову Александру Михайловну. Жених первым браком, а невеста вторым браком. О коих обыск с поручительством чинен был, оной браку венчали священник Филипп Никитин, Диакон Сергей Иванов, Дьячек Ефим Ефимов, Пономарь Савва Васильев» [13].

Надгробный памятник А.М.Демидовой у Троицкого собора. Фото 2021г.

Семья Петра Ивановича проживала в Москве в приходе храма иконы Божией Матери «Знамение», что за Петровскими воротами в Стрелецкой слободе.

Храм был построен в 1676-1681 гг. «государевыми людьми» – стрельцами полковника Никифора Ивановича Колобова, и с момента его создания являлся полковым.

После освящения нового каменного здания в 1681 году церковь получила и новое наименование – иконы Божией Матери «Знамение», что за Петровскими воротами. Это должно было обозначить новое местоположение храма и его связь с городскими воротами, которые и охранял стрелецкий полк под командованием полковника Никифора Ивановича Колобова. Именно его подчиненные были основными храмоздателями каменной церкви, его же фамилия увековечена в названии трех местных переулков. Местная стрелецкая слобода была одной из крупнейших в столице, насчитывая почти тысячу дворов.

Церковь несимметрична: обособленный Климентовский придел внешне имеет форму отдельного сооружения. Редкий для Москвы случай: придел увенчан не одной, а пятью главами. Такое же пятиглавие, но несколько более крупное, завершает основной объем церкви. Второй ярус традиционной для XVII века шатровой колокольни отмечен необычной «двойной» иконой. Внутри большой иконы, изображающей двух ангелов, есть выемка, в которой находился образ Божией Матери «Знамение», утраченный в ХХ веке. Вход, расположенный под колокольней, украшен большим порталом с каменной резьбой, которая ранее была богато расписана. Не менее пышное убранство получили и окна храма с северной и южной сторон.  

Храм Божией Матери «Знамение», что за Петровскими воротами в Стрелецкой слободе. Фото нач.XXв.

Храм был закрыт в 1932 году и передан сначала московской милиции под архив, а позже – Академии наук СССР под химическую лабораторию. При переделках было полностью утрачено ее убранство, уничтожен иконостас, закрашены росписи (в том числе созданные по эскизам М.В.Нестерова в 1909 году), внутреннее пространство разгорожено на три этажа. Рядом с алтарными апсидами появилась пристройка. Внешне здание было отреставрировано в 1980-х годах, когда оказались вскрыты кокошники на основном четверике, а Климентовский придел снова увенчался пятью главами.

В 1997 году в здании возобновились богослужения. Церковь имеет официальный статус храма при ГУВД Москвы, располагающемся через дорогу.

В результате активных поисков в Центральном историческом архиве города Москвы были обнаружены уникальные документы, освещающие жизнь семьи Петра Ивановича Демидова.

Все совсем «встало на свои места», когда и дочь Наталья с ее мужем Рахмановым и дочь Екатерина с ее мужем Васильчиковым были обнаружены в документах семьи Петра Ивановича [14]. Обе они, вместе с сестрой Анной, были узаконены 9 ноября 1808 года после брака родителей.

После их официального брака родился (8 января 1810 года) только сын Дмитрий [15], погибший в возрасте 19 лет на русско-турецкой войне в 1829 году [16].

Старшая дочь Петра Ивановича Демидова – Наталья Петровна (1791-1846 гг.) – вышла замуж за участника Отечественной войны 1812 года Аркадия Михайловича Рахманова (1782-1825 гг.). Другая же его дочь – Екатерина Петровна (1801-1851 гг.) – за князя Николая Александровича Васильчикова (1799-1867 гг.), а третья дочь – Анна Петровна (1803-1839 гг.) – за Николая Павловича Есипова (1791-1865 гг.).

Е.П.Васильчикова (дочь Петра Ивановича Демидова). 1826 г. Рисунок А.Мингарь.

Все мужья дочерей Петра Ивановича Демидова были героическими людьми и представителями древних родов, принимавшими участие в различных военных походах.

Так, князь Николай Александрович Васильчиков родился в семье Александра Ивановича Васильчикова, родного племянника фаворита Государыни Императрицы Екатерины II, и Екатерины Ивановны, урожденной Грековой. Он троюродный брат директора Эрмитажа А.А.Васильчикова (1832-1890 гг.). Николай получил прекрасное домашнее образование, закончил Пажеский корпус и в 1820 году вступил юнкером в лейб-гвардии Кавалергардский полк, а в 1822 году получил чин корнета. Участник русско-персидской войны 1826-1828 гг. и русско-турецкой войны 1828-1829 гг. В сражениях отличался храбростью, за что был представлен к ордену святой Анны 4 степени.

Скончался Николай Александрович 20 июля 1864 года и был похоронен в Москве на кладбище Симонова монастыря рядом с женой (могилы их не сохранилась). Там же был похоронен их сын Николай (1830-1833 гг.).

Муж Анны Петровны, Николай Павлович Есипов, родился 6 декабря 1791 года в семье отставного гвардии прапорщика, помещика и антрепренера Павла Петровича Есипова (1768-1814 гг.) и его супруги Натальи Васильевны (урожденной Головиной).

Николай Павлович происходил из потомственных дворян Рязанской губернии. В 1809 году он вступил в службу в прославленный лейб-гвардии Измайловский полк подпрапорщиком (в 1811 году прапорщик; в 1812 году подпоручик; в 1814 году поручик; в 1817 году штабс-капитан; в 1819 году капитан; в 1821 году вышел на пенсию по болезни в чине полковника).

Он принимал участие в Отечественной войне в составе 2-й бригады (лейб-гвардии Измайловский и Литовский полки) полковника М.Е.Храповицкого (1784-1847 гг.) гвардейской дивизии 5-го пехотного корпуса генерал-лейтенанта Н.И.Лаврова (1761-1813 гг.) 1-й Западной армии, под командой полковника И.Т.Козлянинова (1781-1834 гг.). Николай Павлович отличился в сражении при селе Бородине (за что произведен в подпоручики). Героически сражался при Тарутино и Малоярославце, с 19 октября 1812 года состоял с полком в левой колонне генерал-лейтенанта князя Дмитрия Владимировича Голицына (1771-1844 гг.) и участвовал в преследовании отступающей армии Наполеона. В ходе Заграничных походов 1813-1814 гг. сражался при Люцене, Кенигсварте и Кульме, находился в резерве армии в сражениях при Лейпциге и Ла-Ротьере, 19 марта 1814 года вступил в Париж.

В «Послужном списке» Николая Павловича Есипова (от 1825 года) показано, что он с «1819 года женат на дочери Кригс-Коммисара Петра Ивановича Демидова Анне Петровой и ныне при себе имеет сыновей: Михаила, Александра, Сергея, Николая и дочь Наталью» [17].

Они оба погребены на Ваганьковском кладбище в Москве: Анна Петровна скончалась 18 июля 1839 года на 36-м году жизни, а Николай Павлович 12 сентября 1865 года в возрасте 73 лет.

В их дружной семье в 1837 году было уже 12 детей: сыновья Михаил, Александр, Сергей, Николай, Дмитрий, Анатолий и дочери Наталья, Софья, Варвара, Александра, Анна и Евдокия.

Гвардии поручик (поручик – воинское звание младшего офицерского состава, соответствующее ныне званию лейтенанта) Аркадий Михайлович Рахманов был представителем старинного дворянского рода: «Предок фамилии Рахмановых, Дмитрий Рахманов, выехал из Польши. Потомки фамилии Рахмановых, Борис Ширяев и сын его Мокей Борисов, за службу верстаны поместным окладом, а Ананий и Викула Рахмановы от Царя и Великого князя Михаила Феодоровича за храбрость и Московское осадное сидение жалованы в (7120) 1612 году поместьями. Равным образом и другие многие сего рода Рахмановы служили дворянские службы в разных чинах и жалованы были от Государей поместьями. Все сие доказывается жалованными на поместья грамотами, справкою Рязанского архива родословною Рахмановых. Род Рахмановых внесен в VI часть родословной книги Калужской, Московской, Тульской и Харьковской губерний» [18].

Аркадий Михайлович Рахманов в 1820-1825 годах занимал должность Предводителя дворянства Богородского уезда Московской губернии.

Свадьба Натальи Петровны и Аркадия Михайловича состоялась 22 января 1808 года, а венчались молодожены также в Знаменском храме у Петровских ворот [19].

На 1824 год в семье Аркадия Михайловича и Натальи Петровны были дети: София 15 лет, Петр 14 лет, Александр 13 лет и Алексей 12 лет [20], которые вместе с родителями проживали в доме, почившего уже к этому времени, Петра Ивановича Демидова.

Аркадий Михайлович скончался 25 июля 1825 года (от «горячки») [21] и был погребен согласно воле его супруги в Николаевской Берлюковской пустыни у Троицкого собора рядом с их малолетним сыном Григорием.

Троицкий собор Берлюковской пустыни, у которого были погребены представители дворянских родов Демидовых и Рахмановых.

Троицкий собор Николо-Берлюковской пустыни. Фото 2021г.

Отпевание Аркадия Михайловича состоялось в Москве в храме иконы Божией Матери «Знамение», что за Петровскими воротами в Стрелецкой слободе.

В книге «Московский некрополь» Великого князя Николая Михайловича показана Надежда Петровна Рохманова, которая скончалась 8 февраля 1846 года «55 лет» и была погребена на Ваганьковском кладбище [22]. Скорее всего это ошибка, так как Наталья Петровна Рахманова, действительно была 1791 года рождения, и на 1846 год ей было 55 лет.

28 июля 1825 года строитель Николаевской Берлюковской пустыни иеромонах Иоанникий сообщил в Московскую Духовную Консисторию, что тело покойного гвардии поручика и кавалера Аркадия Михайловича Рахманова предано земле [23].

Две дочери Петра Ивановича – Наталья и Екатерина – имеются во многих старых родословных, но только там они «отданы» другому представителю семейства Демидовых – Петру Григорьевичу (у которого значатся также дочери Елизавета и Александра).

Нельзя не обратить внимание на тот факт, что старшая дочь Елизавета 1767 года рождения, а младшая Екатерина, 1801 года рождения. Причем на момент рождения Екатерины ее отцу исполнился 61 год, а матери ее (Екатерине Алексавне, урожденной Жеребцовой)  – 53 года.

Такая разница в возрасте у дочерей одних родителей крайне маловероятна. В отделе рукописей Российской Национальной библиотеки был обнаружен «календарь» дней рождения и именин, составленный неким неустановленным лицом (датировка около 1833 года) [24]. По составу упоминаемых в нем лиц получается, что он составлен, по-видимому, сыном Петра Григорьевича Демидова – Алексеем. Петр Григорьевич там назван батюшкой. Даты рождения его, матери и детей совпадают с таковыми для членов семьи Демидовых. Но в календаре нет дочери Натальи, а вместо дочери Екатерины, родившейся в 1801 году, записана Екатерина, которая родилась 20 января 1769 года, рядом же без даты написано «скончалась» (видимо, так давно, что брат ее этого не знал или же не помнил) [25].

Путаница с представителями этого рода продолжилась и после их смерти. Петр Иванович Демидов, его законная супруга Александра Михайловна Демидова и их малолетние дочери  –  София и Александра – были погребены в Николаевской Берлюковской пустыни.

Вид Николаевской-Берлюковской пустыни. Гравюра А.Осипова 1828 г. ГИМ. 

Так, в «Русском провинциальном некрополе» указаны погребенные в Берлюковской пустыни: Петр Иванович Демидов (без дат), Демидова Александра Михайловна, «почетная гражданка», скончалась 23 августа 1847 года на 75-м году жизни, Демидова София, дочь Петра Ивановича Демидова (родилась 15 июня 1799 года, скончалась 14 августа 1803 года) и Демидов Александр Михайлович (несуществующий; видимо, это и есть Демидова Александра Михайловна) [26].

В историческом описании Николаевской Берлюковской пустыни, составленном настоятелем оной, строителем иеромонахом (впоследствии архимандрит) Нилом (Сафоновым), перечислены: Демидовы, Петр Иванович, Александр Михайлович (как уже было указано – несуществующий; скорее всего – Демидова Александра Михайловна) и младенцы Александра и София, а также Рахманов Аркадий Михайлович и младенец Григорий, его сын [27].

В документе (черновик, без даты, год 1909), подготовленном на имя благочинного общежительных монастырей, настоятеля Давидовой пустыни архимандрита Валентина, указаны: «Список лиц, погребенных под зимним соборным храмом Святой Троицы …почетная гражданка Александра Михайловна Демидова скончавшаяся 1847 года 23 августа на 75 году и младенец София, дочь Петра Ивановича Демидова, родилась 1799 года 15 июня скончалась 1803 года 14 августа» [28].

В 2016 году во время реставрационных работ Троицкого собора, проводимых в Николаевской Берлюковской пустыни, под слоем земли были обнаружены надгробные плиты, среди которых и камень с могилы Александры Михайловны Демидовой. На лицевой части мраморного надгробного камня написано: «Александра Михайловна Демидова. Скончалась  1847-го году, Августа 23-го дня. 75 лет».

Уникальные архивные документы, обнаруженные в Центральном историческом архиве Москвы, дают нам полное представление о погребении Петра Ивановича Демидова.

В «Ведомости именная учиненная Московской губернии Богородской округи Радонежской десятины церкви Святыя Мироносицы Магдалины, что в селе Марьине, Улиткине тож, священником Андреем Иоакимовым с причтом сколько в приходе нашем 1818 года генваря с 1 числа родилось, когда и кем крещены и кто при том были восприемниками, браком сочеталось, которого месяца и числа и скольких лет, кто умре и где погребен и кто из священно и церковнослужителелей именно какую требу исправлял, как то: молитвование, крещение младенцев, венчание браков и погребение умирающих» [29] значится в марте месяце умершим Петр Иванович Демидов.

Погребение кригскомиссара Петра Ивановича Демидова 28 марта 1818 года в Берлюковской пустыни было высокоторжественным и состоялось при большом стечении людей, прибывших в обитель из окрестных селений: «Сельца Райкова умре по христианской должности Кригс Комиссар Петр Иванов господин Демидов, коему от роду было 65 лет. Погребен в Берлюковской пустыни 28 дня. Оное погребение исправляли Берлюковской пустыни строитель Иоанникий, Глинсковский Благочинный Афанасий Михайлов с причтом, Богородского города Благочинный Нестор Иванов с причтом, Успенской церкви, что на Клюевом Заводе Священник Тихон Иванов с причтом, Петропавловского погоста Священник Василий Ларионов с причтом, Николькской церкви, что в селе Тимонине Священник Иаков Петров с причтом, села Анискина Священник Феодор Самсонов с причтом, села Амирова Священник Петр Антипов с причтом, села Гребенова Священник Иван Иванов с причтом, села Богословского Священник Сергей Иванов с причтом, села Клобукова Священник Илия Павлов с причтом, села Улиткина Священник Андрей Иоакимов, дьячек Алексей Григорьев, пономарь Иван Дмитриев» [30].

Также смерть Петра Ивановича Демидова отражена еще в одном документе, хранящемся в Центральном историческом архиве Москвы. В деле «Сведения из метрических книг о времени и месте погребения потомственных дворян и лиц, имеющих военный и гражданский чин, по уездам Московской губернии за 1812-1912 гг.» [31]. В этом деле есть «Донесение» от 3 ноября 1912 года благочинного 3-го Округа Богородского уезда села Улиткина священника Иоакима Кроткова, направленное в Московское Дворянское Депутатское Собрание: «Во исполнение циркулярного указа Московской Духовной Консистории от 11 апреля за № 5897 сим честь имею сообщить Московскому Дворянскому Депутатскому Собранию, что в метрических книгах, хранящихся при Марие Магдалининской, в селе Улиткине, церкви, Богородского уезда в период с 1798-1912 гг. в третьей части о умерших имеется запись за 1818 год следующая: Марта 25 дня умре сельца Райкова Господин Кригс-Комиссар Петр Иванович Демидов, 65 лет от роду и погребен, при участии многочисленного духовенства, 28-го того же Марта в Николаевской Берлюковской пустыни» [32].

Настоятель Николаевской Берлюковской пустыни иеромонах Иоанникий, при котором и было совершено погребение Петра Ивановича Демидова, управлял пустынью в течение 16 лет (с 7 июня 1811 года по 9 июня 1827 года). В 1827 году отец Иоанникий по болезни (после перенесенного апоплексического удара и частичного паралича) отправлен на покой с правом проживания в подмосковной Екатерининской пустыни, где он и скончался.

А.Н. Панин

Примечания:

  1. Головщиков К.Д. Род дворян Демидовых. Ярославль. 1881.С. 143-144.
  2. Месяцеслов с росписью чиновных особ в государстве, на лето от Рождества Христова 1789. Спб., 1780. С. 94.
  3. Краснова Е.И. Такие разные Демидовы. Спб., 2007. С. 124.
  4. РГВИА. Фонд 103, опись 3, дело 244. Л. 58, 60, 61, 62, 65, 67, 71.
  5. Краснова Е.И. Такие разные Демидовы. Спб., 2007. С. 113.
  6. Токмаков К.Ф. Историко-статистическое и археологическое описание села Ижевского Спасского уезда, Рязанской губернии и его храмов с приходами с 19 рисунками. М., 1899. С. 20-21.
  7. Там же.
  8. История сельского фотографа Филатова И.С. и его культурный след в истории села Ижевского. Ссылка с сайта https://zen.yandex.ru/media/merkynov/.
  9. Краснова Е.И. Такие разные Демидовы. Спб., 2007. С. 113-114 / ГАНО. Фонд 639, опись 125, дело 7579. Л. 7об.
  10. РГИА. Фонд 1343, опись 48, дело 827. Л. 117.
  11. ЦИАМ. Фонд 2124, опись 1, дело 2132. Л. 85.
  12. Краснова Е.И. Такие разные Демидовы. Спб., 2007. С.114.
  13. ЦИАМ. Фонд 203, опись 745, дело 164. Л. 157.
  14. РГИА. Фонд 1343, опись 20, дело 1063. Л. 9об.-10.
  15. ЦИАМ. Фонд 203, опись 745, дело 174. Л. 168об.
  16. Архив Спб. ИИ РАН. Фонд 49, опись 1, дело 11. Л. 102.
  17. ЦИАМ. Фонд 4, опись 8, дело 488. Л. 4-5об.
  18. Токмаков И.Ф. Историко-статистическое и археологическое описание села Логина (Калужской губернии и уезда). М., 1904. С. 6,8.
  19. ЦИАМ. Фонд 203, опись 745, дело 164. Л. 155-155об.
  20. ЦИАМ. Фонд 2124, опись 1, дело 2145. Л. 3об.
  21. ЦИАМ. Фонд 2124, опись 1, дело 2138. Л. 104-105.
  22. Николай Михайлович, Великий князь. Московский некрополь. Спб., 1908. Т. III. С. 43.
  23. ЦИАМ. Фонд 709, опись 1, дело 39. Л. 41.
  24. ОР РНБ. Фонд 1000, опись 3, дело 476. Л. 13об.
  25. Краснова Е.И. Такие разные Демидовы. Спб., 2007. С. 114.
  26. Николай Михайлович, Великий князь. Русский провинциальный некрополь. Т. I. М., 1914. С. 244-245.
  27. Нил (Сафонов), иеромонах. Исторический очерк Николаевской Берлюковской пустыни. М., 1875. С. 47.
  28. ЦИАМ. Фонд 709, опись 1, дело 540. Л. 104а.
  29. ЦИАМ. Фонд 203, опись 745, дело 1145. Л. 542.
  30. Там же. Л. 543-544.
  31. ЦИАМ. Фонд 4, опись 3, дело 397.
  32. Там же. Л. 7.