Брест–Литовская уния. Насаждение. Часть VI.

Брест–Литовская уния. Насаждение. Часть VI.

К концу XVI века в польско-литовском государстве сложилась ситуация, наиболее благоприятная к подчинению православной Церкви римскому престолу.

Введение унии (1589-1596 гг.)

Вследствие вековой практики патроната православная церковная иерархия пришла в полный разлад: епископские кафедры воспринимались лишь как средства для материального благосостояния и наживы. После принятия монашества новопоставленные архиереи жен своих не оставляли, не гнушались грабежами и разбоем, зачастую решали с помощью оружия свои территориальные притязания на соседние монастыри, храмы и церковные земли. На приходах же зачастую служили священники-двоеженцы1.

Кирилл Терлецкий

Кирилл Терлецкий

В 1588-89 гг. польско-литовские земли посещал Вселенский Патриарх Иеремия II во время своего путешествия в Москву, где им было утверждено патриаршество. Находя церковную иерархию и духовенство в упадке, патр. Иеремия поддерживает братское движение мирян, которому были даны многие привилегии. В это время им был поставлен новым главой Западной митрополии Михаил Рогоза, будущий первый униатский митрополит. Видимо, не доверяя Рогозе, патр. Иеремия назначает новые для Западной митрополии должности: патриаршего экзарха – Луцкого епископа Кирилла Терлецкого (также будущего поборника унии) и патриаршего прототрония – Владимирского епископа Мелетия Хребтовича.

Патриарх Вселенский Иеремия II

Патриарх Вселенский Иеремия II

Во время визита Иеремией была издана окружная грамота ко всему духовенству и мирянам митрополии. В ней он указывал на отклонения в совершении богослужений: первое – принесение пасхи в церковь на праздник Воскресения Христова, второе – принесение в церковь на второй день праздника Рождества Христова хлебного печения как бы в честь болезней рождения Пресвятой Богородицы, и третье – празднование некоторыми пятницы и непразднование воскресного дня.

Приезд патриарха послужил толчком к созыву ежегодных соборов, имевших благую цель поддержания и возрождения церковной жизни. Но уже во время второго собора в 1591 г. четырьмя епископами: Луцким Кириллом Терлецким, Львовским Гедеоном Болобаном, Пинским Леонтием Пельчицким и Холмским Дионисием Збируйским был подписан тайный акт о готовности перехода под власть папы Римского2.

Безусловно, к этому поступку их подталкивало множество обстоятельств: во-первых, боязнь потерять насиженные места. К примеру, Леонтий Пинский и Дионисий Холмский были женаты3. Во-вторых, недовольство действиями патриарха: Гедеон Львовский был весьма озлоблен привилегиями, данными львовскому братству. В-третьих, нельзя упускать факты повсеместных притеснений православных. Известно, что Кирилла Терлецкого за несколько месяцев до собора 1591 г. подвергал грабежу, издевательствам и даже заключению без видимых на то причин луцкий староста Александр Семашка4. И, наконец, всегда перед глазами православных была соблазнительная безмятежная жизнь латинского духовенства, покровительствуемого государством.

Князь К.К. Острожский (1526 — 1608)

Князь К.К. Острожский (1526 — 1608)

Среди мирян также существовали разные взгляды на дальнейшую судьбу Церкви. Наряду с набиравшим силу братским движением многие уже устали постоянно наблюдать бесчинства в церковной иерархии и высказывали решимость в случае продолжения этих беззаконий отступить в «римское послушание» и жить «в безмятежном покое»5. Даже такой защитник православия как князь К.К. Острожский имел возвышенные мысли о заключении унии.

Несколько лет велась секретная подготовка епископов. К 1594 г. удалось сагитировать практически всех архиереев. Кирилл Терлецкий, уполномоченный от группы заговорщиков, проводил переговоры с латинской стороной об условиях соединения. Требования, предъявляемые епископами, в основном, касались их житейских мелочных интересов, а догматическая и каноническая основа отодвигалась на второй план. В июне 1595 г. был подготовлены и подписаны условия, т.н. «артикулы», перехода в лоно Римской Церкви и соборное послание к папе Клименту VIII.

Ипатий Потей. Один из главных поборников унии

Ипатий Потей. Один из главных поборников унии

Весь заговор готовился, как и принято на Западе, не обращая внимания на народ, надеясь на его слепое согласие. Но после того, как тайна беззакония стала явной, поднялась волна бурного негодования православных мирян. Знатью был подготовлен протест, где подписавшиеся готовы были «противодействовать всеми силами и средствами»6 отложившимся епископам. Князь Острожский, одумавшись от своих прошлых идей, стал искать поддержки против латинян в лице протестантов и даже рассматривал возможность гражданской войны7. Православные стали испрашивать созыва собора, но королю он не был угоден.

24 сентября 1595 г. Кирилл Терлецкий и Ипатий Потей, епископ Владимирский и главный поборник унии, отправились в Рим. Результатом их визита к папе Клименту VIII стало принятие в их лице всей Западной митрополии в подчинение Римской Церкви. Догматические условия перехода, предъявленные делегатами, просто не были учтены – ими была принята латинская вера полностью.

Теперь оставалось дело «за малым» – утвердить унию непосредственно в польско-литовском государстве, что и было сделано в дальнейшем на печально известном Брестском соборе в 1596 г.


  1. Митр. Макарий (Булгаков). История Русской Церкви. С. 291 []
  2. Митр. Макарий (Булгаков). История Русской Церкви. С. 286 []
  3. Митр. Макарий (Булгаков). История Русской Церкви. С. 289 []
  4. Митр. Макарий (Булгаков). История Русской Церкви. С. 283 []
  5. Карташев А. «История Русской Церкви». С. 776 []
  6. Карташев А. «История Русской Церкви». С. 797 []
  7. Карташев А. «История Русской Церкви». С. 807 []


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *