Последние упоминания

29 июня 1920 года официальным постановлением Президиума уездного исполкома Богородского совета монашествующим Берлюковской пустыни было предписано оставить все здания и в недельный срок переселиться в игуменский корпус с храмом во имя Всех Святых. В обительских зданиях началось устройство приюта для инвалидов-красноармейцев.

23 марта 1922 года Политбюро ЦК дало указание на места приступить к широчайшему, решительному и полному изъятию церковных ценностей по всей стране. Но работа постоянно осложнялась тем, что госслужащими, имевшими отношение к процессу экспроприации, проводились массовые хищения ценностей. Интересен и тот факт, что комиссии часто сталкивались и с имитацией краж храмовых ценностей верующими и священнослужителями с целью сокрытия наиболее ценных, чтимых предметов церковного обихода.

25 апреля 1922 года в обитель прибыла уездная Богородская комиссия в сопровождении сотрудников милиции для изъятия церковных ценностей. Комиссия, которую возглавляли товарищи Кудрявцев, Родин и Барышов, произвела «…изъятие ценностей из 5 церквей при Берлюковском монастыре на основании постановления ВЦИК от 23 апреля сего года и согласно мандату № 1572 от 21 апреля 1922 года».

От имени обители документы об изъятии подписал настоятель архимандрит Петр. Всего было изъято драгоценностей общим весом 9 пудов 4 фунта 51 золотник.

В этих документах в последний раз упоминается чудотворный образ Спасителя. В описи зафиксировано:

Венец с иконы Спасителя с камнями серебряный вызолоченный, вес 1 фунт 95 золотников.

На сегодняшний день достоверно неизвестно, что стало с чудотворным образом Спасителя, неизвестна и дальнейшая судьба архимандрита Петра (Орлова). Среди местного населения бытует, однако, множество легенд и рассказов о жизни обители в это страшное время. В частности, от старожилов можно услышать, что чудотворная икона была спасена монахами, которые сумели ее спрятать в подземельях под обителью, а архимандрита Петра забрали сотрудники милиции и увезли в неизвестном направлении.

Вернуться