Казанская церковь. История

Казанская церковь. История

Деревянный «древнего строения» рубленый «клецки» храм во имя Казанской иконы Божией Матери перенесен в Берлюковский монастырь в 1806 году по благословению митрополита Московского и Коломенского Высокопреосвященного Платона (Левшина) из села Топоркова, находящегося невдалеке от обители.

Митрополит Платон (Левшин)

Митрополит Платон (Левшин)

Митрополит Платон (в миру Петр Егорович Левшин) был выдающимся представителем духовенства. Философ, писатель, проповедник, администратор, духовник и наставник Государя Императора Павла I и его супруги Императрицы Наталии Алексеевны. Он родился в Московской губернии и был крещен (по одним сведениям в селе Чашникове, по другим в селе Топоркове) в 1737 году.

Строгий инок, всей душой преданный монашеству, митрополит много обителей устроил, благоукрасил и буквально воскресил в них дух истинного монашества, призвав для этого учеников великого старца святого Паисия (Величковского). Наведением порядка во вверенных ему епархиях митрополит Платон занимался со свойственной ему энергией.

Его неутомимыми трудами были приведены в цветущее состояние Николо-Пешношский монастырь, Николаевская Берлюковская и Козельская Введенская Оптина пустыни.

С 1775 года Владыка возглавил Московскую кафедру, которой управлял вплоть до своей кончины в 1812 году. Буквально все исторические описания Николаевской Берлюковской пустыни рассказывают о той огромной роли, что сыграл Высокопреосвященный Платон в деле возрождения обители.

Настоятель монастыря иеромонах Нил (Сафонов) в 1875 году написал об этом так: «Об этом возобновлении Берлюковской пустыни сохранился живой устный рассказ соседних старожилов, бывших очевидцами этого события и умерших уже в недавнее время, так что рассказы их живо еще сохранились в памяти некоторых старцев Берлюковских, также недавно отошедших ко Господу, а некоторых живых еще и поныне1».

Его трудами в конце 1778 году обитель, упраздненная в 1770 году, была открыта вновь. Высокопреосвященный Платон до самой своей кончины уже более не оставлял своего попечения о Берлюковской обители. Во время управления пустынь настоятеля иеромонаха Пахомия (Волков; управлял обителью в 1806-1811 гг.) следует отнести и построение храма во имя Казанской иконы Божией Матери, «перенесенной туда из села Топоркова, в пяти верстах от обители»2.

Перенесение этого древнего храма «может служить наилучшим доказательством особенного благоволения Преосвященного Платона; ибо он пожелал, чтобы церковь, в которой он крещен, находилась в восстановленной им обители. Отец Преосвященного Платона был сперва дьячком в селе Чашникове на Петербургской дороге, а потом священником в Дмитровском уезде. Полагают, что дед Преосвященного Платона (отец матери), жил в Топоркове, почему внук его, Петр (митрополит Платон) и был крещен в селе Топоркове»3.

Описание же Николаевской Берлюковской пустыни 1889 года приводит уточнение, что «по свидетельству других, Платон родился в селе Чашникове, где и крещен»4 . С подобным уточнением приводится этот же рассказ в книге Д.И.Введенского, а также в книге Л.И.Денисова5.

По желанию Владыки храм был поставлен на территории монастырского кладбища в лесу над рекой Ворей, и с того самого времени церковь «стала приосенять вечный покой тружеников – иноков Берлюковской пустыни»6.

Но изначально эта церковь не находилась в селе Топоркове, а также была в 1703 году перевезена из села Воскресенского Черноголовской волости.

В объемном труде братьев Холмогоровых об истории этого храма написано: «По указу великого государя и по благословению преосвященного Стефана митрополита Рязанского и Муромского и на челобитной по помете казначея монаха Тихона Макарьевского, а по челобитью стольника Федора Михайлова сына Клешнина, велено: Московского уезда, Черноголовской волости, из села Воскресенского старую деревянную, которую ему того села Воскресенский поп с приходскими людьми поступился, разобрав, перевесть в Московский уезд, в Шерекнский и Отъезжий стан, в вотчину его, в сельцо Топорково и, съисподоби подрубя и ветхия бревна переменя, поставить на удобном к церковному строению месте во имя Пресвятые Богородицы Казанския и к той церкви олтарь подрубить вновь и о том церковном строении благословенная грамота дана»7.

Архиепископ Михаил (Десницкий).

Архиепископ Михаил (Десницкий).

Деревянная церковь во имя Казанской иконы Божией Матери была полностью отстроена в селе Топоркове в 1705 году и простояла там чуть более 100 лет. Хотелось бы отметить, что в 1761 году в селе Топоркове родился в семье пономаря и был крещен в этом храме Матфей Михайлович Десницкий, будущий митрополит Новгородский и Санкт-Петербургский Михаил (1761-1821 гг.).

Во время управления обителью выдающегося отца настоятеля архимандрита Венедикта (Протопопов; управлял обителью 1829-1855 гг.) Казанский храм был частично отремонтирован, а территория вокруг него была обнесена большим тыновым забором.

Вокруг Казанского храма расположился братский некрополь. На этом некрополе нашли свое упокоение многие выдающиеся монастырские старцы. В 1847 году у храма был погребен самый известный берлюковский подвижник благочестия схимонах Макарий (Ермолаев). Он скончался в 1847 году и был похоронен «у западной стены Казанской церкви»8 . Впоследствии над могилой старца Макария была устроена «деревянная на столбах часовня»9.

В декабре 1853 года в своем рапорте на имя митрополита Московского и Коломенского Высокопреосвященного Филарета (Дроздова), архимандрит Венедикт приводит описание храма, предлагая его реставрацию: «При Берлюковской пустыне имеется вне монастыря, не в дальнем расстоянии церковь, во имя Казанския Божия Матери, деревянная, устроенная на деревянных столбах и крытая железом; стены церкви прочны, но деревянные столбы от долговременности сгнили, от чего и самая церковь несколько наклонилась на одну сторону, и кроме сего замечаются другие повреждения. Для поддержания оной, которая необходима при монастыре как потому, что внутри монастыря нет ни одного храма в честь Божией Матери, так и потому, что при оной погребаются монашествующие и крестьяне близ находящейся деревни Мизинова, предполагается сделать некоторые исправления, а именно: Под всю церковь подвести новый фундамент каменный; В церкви дощатый пол, под которым переводы ветхи, разобрать и настлать вновь; Так как в Св. Алтаре Престол устроен на дощатом полу и во время хождения сотрясается, то Престол нужно снять и под него устроить каменный столб, а пол с переводами переделать; Стены в церкви и в алтаре оштукатурить; Иконостас перебрать и в нем Иконы поправить.

Кроме сего монастырский лес, в конце которого находится означенная Казанская церковь, неогорожен; живущие на фабрике и в деревне за лесом, в летнее время всегда ходят через лес, проложили по оному много дорожек, от чего корни деревьев обнажились, а многие деревья уже засохли. По сему, как для сбережения леса, так и потому, что Трапезный корпус с одной стороны окнами обращен к означенному лесу, а особой ограды не имеет, необходимо около оного лесу, с трех сторон, начиная от углов каменной монастырской ограды, сделать бревенчатую ограду из заостренных кольев»10.

Летом 1854 года, «Владимирской губернии Покровского уезда деревни Заболотья крестьянином Тимофеем Лукьяновичем Морозовым» было завершено строительство забора, начиная от монастырской ограды с полуденной стороны до ограды восточной стороны с воротами11.

Завершить полную реконструкцию Казанского храма удалось уже при следующем настоятеле иеромонахе Парфении (Агеев; управлял обителью 1856-1860 гг.).

В мае 1856 года «Владимирского уезда Боголюбовской волости села Порецкого крестьянин Александр Ксенофонтов подрядился отделать деревянную церковь во имя Казанския Божия Матери, плотничные, каменные, малярные, кровельные и штукатурные работы произвести из монастырских материалов своими рабочими людьми на своих харчах»12 .

В течение 1856-1857 годов был проведен весь комплекс реставрационных работ: «Церковь во имя Казанския Божия Матери, с колокольнею при ней смежно вне монастыря, отстоящая не в дальнем расстоянии, деревянная с разрешения Его Высокопреосвященства Преосвященнейшего Филарета митрополита Московского и Коломенского от 15 декабря 1853 года перебрана снова, и под всю церковь и колокольню подведен новый каменный фундамент. Церковь и колокольня снаружи и внутри оштукатурена. Покрыта вся железом и окрашена медянкою. Главы на церкви и колокольне обшиты белым железом. Кресты (2) на ней железные с цепями, вызолоченные по мордану, яблоки под крестами медные вызолоченные под кремень. В церковь два входа с северной стороны: один под колокольнею, другой у клироса. В церкви окон: 2 в алтаре, 8 в церкви, 3 в куполе и под колокольнею 1, всего 14 окон с двойными рамами и железными между их решетками. Церковь сия, кроме пожертвованных священником села Чашникова, что на Петербургской дороге, Тихона Васильевича Пермского 1000 рублей серебром, выстроена на монастырский счет, окончена постройкою при строителе иеромонахе Парфении и освящена Его Высокопреосвященством Филаретом митрополитом Московским и Коломенским в 10 день сентября 1857 года»13.

Духовный писатель XIX века Иван Иванович Шевелкин, посетивший Берлюковскую пустынь в мае 1864 года, написал о Казанском храме: «За каменной монастырской оградой в сосновой роще воздвигнута небольшая церковь с колокольней, деревянная, снаружи и внутри отштукатурена, во имя Божия Матери, Казанския иконы Ея. Церковь эта перевезена сюда по желанию митрополита Платона из села Топоркова, за семь верст от обители; она замечательна тем, что в ней был окрещен блаженной памяти митрополит Новгородский и С.-Петербургский Михаил. Отец Парфений при вступлении своем в Берлюки нашел Казанскую церковь совершенно обветшалой; предполагая со временем устроить около нее скит для ищущих большего уединения, он возобновил ее, пристроил колокольню и отштукатурил ту и другую, а на колокольне на пожертвованные благотворителями деньги повесил восемь колоколов, до 120 пудов весу во всех»14.

Хотелось бы отметить, что И.И.Шевелкин в своих воспоминаниях уже не пишет о том, что в церкви этой был крещен митрополит Платон (Левшин), а однозначно указывает лишь о крещении митрополита Михаила (Десницкого).

Главным благотворителем приведенного в благолепный вид Казанского храма выступил московский купец Федор Евграфович Латышев.

Федор Евграфович Латышев – выходец из известного купеческого рода города Ростова Великого, старший сын влиятельного московского купца Евграфа Федоровича Латышева (1793-1854 гг.), почетный гражданин, член Православного Миссионерского Общества (с 1870 года).

В своем рапорте на имя Высокопреосвященного митрополита Филарета (Дроздова), отец настоятель иеромонах Парфений (Агеев) писал об этом даре: «Московский купец Федор Евграфович Латышев по усердию своему к Николаевской Берлюковской пустыни пожертвовал во вновь возобновляемую Казанския Божия Матери церковь разной церковной утвари, заключающейся в 2 паникадилах, одном седмисвечнике, 3-х подсвечниках, 13 лампад свечных, все медные высеребренные, хорошей работы, стоящие 643 рубля серебром. В оную же церковь 7 колоколов весом всех 81 пуд 10 фунтов на сумму 1313 рублей 75 копеек. Сверх всего пожертвовано им в разные времена личными деньгами 240 рублей серебром, всего 2196 рублей 75 копеек. О каковом значительном пожертвовании означенного Московского купцы Латышева сим Вашему Высокопреосвященству нижайше доношу. Вашего Высокопреосвященства строитель иеромонах Парфений. Марта 24 дня 1859 год»15.

За несколько лет до сих событий, известный благотворитель, почетный гражданин и кавалер, московский купец Федор Федорович Набилков, посетив в мае 1848 года Николаевскую Берлюковскую пустынь, также сделал пожертвование на Казанский храм.

В письме на имя настоятеля отца Венедикта (Протопопова), он написал: «Сверх того у Казанской деревянной церкви в рощице нет ни одного колокольчика, и когда служба бывает без звону, что весьма недостаточно, что позыву нет во храм Божий на службу, в таком случае я имею усердие пожертвовать три колокольчика по приложенному счету, кои прошу принять и на место устроить для прославления имени Божия, и когда будет в церкви сей служба, то прошу Вас поминать за упокой Мавры, Феодора, Матроны. За сим предавая себя Святой Обители Вашей и Вашим Святым молитвам, с моим совершенным почтением и преданностию покорнейший слуга Почетный Гражданин и Кавалер Федор Набилков»16.

Колокола на общую сумму 253 рубля 27 ½ копейки серебром для храма во имя Казанской иконы Божией Матери были изготовлены на колокольном заводе Самгиных.

Крайне интересна запись сделанная рукой самого жертвователя: «Колокола вышеозначенные жертвую в Берлюковскую пустынь к церкви Казанской Божией Матери в рощице, где со временем предполагается устроить скит»17.

Эта запись раскрывает нам детали устройства скита при Николаевской Берлюковской пустыни. Запись датирована 1848 годом. Прошло всего чуть более года со дня преставления старца схимонаха Макария, пользовавшегося в монастыре большим авторитетом не только у братии, но и у самого отца настоятеля Венедикта. Старец еще при жизни своей выказывал желание устроить при пещерах храм, возможно, что он также вынашивал идею устроительства и скита. Возможно строительство деревянного забора вокруг всего леса, куда вошли пещеры, Казанский храм и кладбище, стало подготовительным этапом к обустройству территории будущего скита.

Строительство скита получило свое продолжение и финальное завершение уже при настоятеле иеромонахе Иосифе (Иванов; управлял обителью 1860-1865 гг.), когда был выстроен и освящен пещерный храм во имя Собора Предтечи и Крестителя Господня Иоанна.

В Казанском храме пребывала древняя икона Казанской Божией Матери, очень чтимая окрестным населением18. Известный исследователь древнерусского искусства Леонид Иванович Денисов, посетивший обитель в 1898 году, увидел в Казанском храме «древний антиминс, освященный Патриархом Иоакимом»19.

При настоятеле монастыря игумене Тимолае (Ерин; управлял обителью 1902-1909 гг.) Казанский храм был полностью разобран за ветхостью и выстроен на том же месте заново.

Новый деревянный на каменном фундаменте Казанский храм был построен по проекту московского архитектора, ученика известно архитектора А.С.Каминского, Василия Михеевича Борина.

Василий Михеевич Борин (1863–?) – член Императорского Археологического общества, окончивший Московское училище живописи, ваяния и зодчества (сейчас МАРХИ). Много и плодотворно поработал он в Берлюковской пустыни. Его трудами выстроена колокольня, храм во имя Казанской иконы Божией Матери, новый настоятельский корпус, новые скотный и конный дворы, часовня в центре деревни Авдотьино. Талантливый писатель, написал в 1912 году подробный труд о прославлении Патриарха Московского и всея Руси Гермогена. Последнее известное о нем упоминание относится к 1926 году, работал он тогда в Ярославской строительной артели.

20 июня 1907 года игумен Тимолай написал прошение на имя епископа Дмитровского, викария Московской епархии, Преосвященного Трифона (Туркестанова), в котором обосновал идею нового храма: «Кладбищенский деревянный храм Николо-Берлюковской пустыни во имя Казанския иконы Божией Матери, построенный в начале минувшего столетия, пришел в совершенную ветхость и, по отзыву архитектора Борина, производящего осмотр означенного храма, на столько весь сгнил, что, дальнейшее существование его в таком состоянии, как сказано в акте осмотра, грозит опасностию во всякое время, почему храм этот необходимо немедленно разобрать, так как он еле держится на деревянных упорках, поставленных кругом здания.

Вместо ветхого храма требуется поставить такой же новый, каковой мы предполагали бы устроить по тому же плану и также деревянный, на каменном фундаменте.

По составленной тем же архитектором смете, стоимость разборки старой и устройство новой деревянной церкви по приложенному плану, определена в 7861 рублей 18 копеек, включая сюда и стоимость материала. А как лесной материал имеет быть изготовлен из своих лесных дач, а также работы предполагается производить хозяйственным способом, своими мастерами, то за исключением сих расходов, потребуется затратить на построение означенного храма не более четырех с половиною тысяч рублей, каковую сумму монастырь может уделить из своих текущих доходов»20 .

Архитектор Василий Борин в акте осмотра храма указал: «Я, нижеподписавшийся Московский архитектор Василий Михеевич Борин, по приглашению настоятеля Николаевско-Берлюковской пустыни, игумена Тимолая произвел осмотр, сего 30 мая 1907 года, деревянного храма во имя Казанской иконы Божией Матери, находящегося в вышесказанной пустыни, построенного около 1806 года, и по тщательному осмотру нашел его в ветхом состоянии.

Стены храма на значительную высоту, доходящую до 2-го этажа, сгнили и бревна стен превратились как бы в истлевшую кору, могущую во всякое время рассыпаться, а вследствие чего разрушается как потолки храма, так и трибуна (осмигранник) его.

Поэтому я прихожу к заключению, что дальнейшее существование храма в таком состоянии грозит опасностию во всякое время и во всякий момент, посему храм необходимо немедленно разобрать, так он еле держится на деревянных упорках, поставленных кругом храма. Архитектор Василий Борин. 1907 года мая 31 дня»21 .

12 сентября 1907 года Строительное отделение Московского губернского правления своим актом за № 1511 в Московскую Духовную Консисторию разрешило построение нового храма на основании представленных планов и смет архитектора В.М.Борина.

В своей книге профессор Московской Духовной семинарии Дмитрий Иванович Введенский приводит список благотворителей, откликнувшихся на строительство нового деревянного Казанского храма: «О.Я. и В.Н.Лабзовы и Грязновы, О.Н.Кулаева, Н.С.Мошнин, А.Л.Бандурин, Ф.Г.Краснов, братья Соколиковы, А.В.Краснов, В.Н.Болдин, П.И.Тарасов, Т.М.Садова, Я.А.Фактов, Н.К.Попова, братья Моховы, Н.Г.Шорин, В.В.Валерианов, И.М.Брунов, И.Н.Немухин и др.»22 .

Из этого обширного списка жертвователей особо хотелось бы выделить двоих — Павловского Посада купца 2-й гильдии Василия Никифоровича Грязнова и потомственную почетную гражданку Ольгу Яковлевну Лабзину.

Василий Никифорович Грязнов — потомственный почетный гражданин, городской уполномоченный Павловского Посада (1914-1918 гг.), член Богородского комитета Елизаветинского Благотворительного Общества, племянник известного подвижника благочестия Василия Ивановича Грязнова (ныне праведного Василия Павлово-Посадского).

Ольга Яковлевна Лабзина — одна из трех дочерей известного Павлова Посада купца и почетного гражданина Якова Ивановича Лабзина, компаньона и близкого товарища Василия Ивановича Грязнова (ныне праведного Василия Павлово-Посадского), член Богородского комитета Елизаветинского Благотворительного Общества.

Дмитрий Иванович Введенский восхищается новым храмом, ставя это в заслугу трудов отца настоятеля Тимолая: «А в два последние года им выстроен из вековых сосен прекрасный кладбищенский храм в честь иконы Казанской Богоматери взамен обветшалого деревянного храма»23 .

Священномученик Владимир (Богоявленский)

Священномученик Владимир (Богоявленский)

Освящение нового деревянного на каменном фундаменте Казанского храма возглавил митрополит Московский и Коломенский, Высокопреосвященный Владимир (Богоявленский), прославленный Русской Православной Церковью в 1992 году в лике святых как священномученик.

Освящение храма состоялось 28 июня 1909 года. Владыка митрополит Владимир прибыл в обитель накануне дня освящения: «В 7 часов вечера в Берлюковской пустыни начался благовест ко всенощному бдению. По прибытии в нововыстроенный храм, Владыка был встречен братиею монастыря с настоятелем пустыни игуменом Тимолаем, благочинным архимандритом Валентином, настоятелем Николо-Пешношского монастыря Иувеналием, ключарем храма Христа Спасителя о. Розановым, благочинным города Богородска протоиереем Голубевым, благочинным о. Холмогоровым и другими. Лития была совершена вне храма. На величание выходило много духовенства в золотых муаровых облачениях. По прочтении Евангелия Владыка митрополит помазал богомольцев освященным елеем»24 .

Утром 28 июня 1909 года в 8 часов утра началось освящение Казанского храма, которое совершил Высокопреосвященный митрополит Владимир: «Торжественно умилительное зрелище представляло обнесение мощей вокруг храма, окруженного столетними деревьями. Хоругвеносцы Щелковского Серафимовского Общества в кафтанах несли большой фонарь и хоругви; за ними шел хор певчих города Богородска Тихвинского храма, иеродиаконы, иеромонахи, хор монастырских певчих. Далее следовали: запрестольный крест и храмовая икона, духовенство в золотых облачениях. Этот крестный ход возглавлял Владыка со Святыми мощами, поддерживаемый архимандритом Валентином и настоятелем пустыни игуменом Тимолаем. По возвращении в храм, протодиаконом Константином Розовым было провозглашено многолетие, и началась Божественная литургия, по окончании которой жертвователям поднесены были иконы Казанской иконы Божией Матери, а народу бесплатно были розданы книжки о Берлюковой пустыни в память 300-летия существования обители и освящении ново-сооруженного храма, составленные Д.И.Введенским. По окончании литургии присутствующим предложена была трапеза с большой монастырской трапезной, а богомольцам в малой и на дворе»25 .

Казанский храм. Литография из журнала Кормчий. 1907 год

Казанский храм. Литография из журнала Кормчий. 1907 год

Храм состоял из четверика, трапезной, пятигранного алтаря и колокольни. Основной объем имел интересную конструкцию: четверик на уровне окон второго света (примерно 2/3 высоты здания) переходит в восьмерик, покрытый граненым куполом, увенчанным главкой. Переход от четверика к восьмерику оформлен в виде угловых нависающих карнизов с фризом.

Декоративное убранство церкви было весьма скромным: небольшие наличники на окнах простой формы, вход со стороны колокольни оформлен двумя колоннами. Колокольня невысокая, граненая, с небольшой главой. Внешняя простота церкви и монолитное единство ее частей придавали ей своеобразие и выразительность.

В документе под названием «Дело по страхованию от огня строений Николаевской Берлюковой пустыни Богородского уезда» за 1913 год есть описание храма: «Церковь летняя во имя Казанской Божией Матери в скиту, деревянная на каменном фундаменте, снаружи и внутри окрашена краскою, покрыта железом, окрашенным зеленою краскою. Длинна церкви считая и колокольню 11 сажень 1 аршин, наибольшая ширина 8 аршин, высота до верха карниза 4 сажени 2 аршина. На церкви и колокольне имеется по одной главе. Окон больших 12 и малых 3, дверей наружных створчатых деревянных 1, внутренних деревянных 1. Иконостас длинною 9 ½ аршин, высотою 8 ½ аршин; оценен в 500 рублей. Колокольня в 1 ярус, общей высотою до верха карниза 14 аршин. Постройки ближайшей к церкви не имеется. Церковь построена в 1908 году, сохранилась хорошо. Оценена вместе с иконостасом и колокольней в 11000 рублей»26 .

Последнее описание Казанского храма сохранилось от 1926 года, когда большая часть обители была уже занята Домом инвалидов общего профиля, впоследствии реорганизованным в Дом инвалидов войны и труда для туберкулезных больных (система МосГорСо).

Описание Казанского храма присутствует внутри большого документа под названием «Опись церковного имущества, список верующих, членов церковного Совета и служителей культа Николаевской, что в Берлюках церкви Пригородной волости Богородского уезда»27 .

Несомненный интерес представляет подробное описание икон храма, среди которых особо хотелось бы отметить: «На западной стене храма, под аркою, священная картина «Лобзание Иудою Спасителя» в Гефсиманском саду, длинною 4 аршина, вышиною 3 аршина, писана на доске; В притворе храма икона Спасителя, лобзаемого Иудою – вкладная икона, мерою в длину 11 ½ вершка, шириною 10 вершков; Храмовый образ Божией Матери «Казанския», мерою в длину 7 вершков, в ширину 6 вершков в медно-вызолоченной ризе, с таковым же венцом; икона сия вложена в особую доску, на коей вверху изображение Покрова Пресв. Богородицы, а внизу изложение тропаря «Заступница Усердная», мера в сей иконе в длину 1 аршин 4 вершка, в ширину 8½ вершка»28 .

Также среди икон храма можно выделить образ, находящийся в притворе: «Святителя Парфения – Епископа Лампсакийскаго, икона в длину 1 аршин 4 вершка, в ширину 8 вершков»29 . Имя Святителя Парфения Лампсакийскаго при своем постриге получил отец Пафрений (Агеев), настоятель Берлюковской обители и возобновитель Казанского храма в 1850-е годы. Возможно, что этот образ есть вклад отца Парфения.

Казанский храм, намоленный многими поколениями наших предков, хранящий святыни и вклады, построенный трудами подвижников веры и духа, был обречен новой властью на иное предназначение.

Решением Президиума Мособлисполкома и Моссовета от 1 февраля 1930 года храм было решено переоборудовать под другие цели. На заседании Президиума было рассмотрено предложение «О закрытии Казанской церкви бывшего Берлюковского монастыря Щелковского района, Московского округа»30 .

Было принято решение: «Вследствие ходатайства граждан селений Мизиново и Громково, Щелковского района Московского округа о передаче им под клуб здания бездействующей деревянной церкви бывшего Берлюковского монастыря и принимая во внимание, что этой церковью верующие не пользуются и что на переоборудование ее средства имеются, а разборка и перенос ее здания будет произведен общественными силами, — руководствуясь постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 8 апреля 1929 года, названную церковь ликвидировать и разрешить Щелковскому Исполнительному Комитету, после сфотографирования ее здания перенести в деревню Мизиново для устройства там клуба. С предметами религиозного культа и прочим церковным имуществом поступить согласно приведенного постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 8 апреля 1929 года»31.

Мизиново — деревня в Щелковском районе Московской области. Находится недалеко от впадения речки Любосеевки в Ворю. Возраст деревни более шести веков. Историки относят именно к этому селению древнее село «Мосейково на Усть-Любосивле», упомянутое героем Куликовской битвы, князем Владимиром Храбрым, двоюродным братом Великого князя Дмитрия Донского в своем завещании 1401-1402 годов.

Работали крестьяне деревни большинство в близком Авдотьине на шелковых фабриках купцов Соловьевых. В этой деревне находилась деревянная часовня, принадлежавшая Берлюковскому монастырю.

На сайте свободной энциклопедии «Википедия» сказано: «Сюда перевезли из монастыря старинную деревянную Казанскую кладбищенскую церковь (ранее переведенную в монастырь из Топоркова), превратив ее в избу-читальню и клуб. В 1970-х ее продали из-за ветхости на своз, а культработа переместилась в клуб военного совхоза»32. Информация об этом присутствует и других сайтах, посвященных истории этого поселения.

На месте Казанского храма еще долго сохранялись следы каменного фундамента и даже части стен, о чем свидетельствуют воспоминания местных жителей, а также рассказы известного, к сожалению уже почившего, краеведа Евгения Алексеевича Андрианова (1922-1998).

В наши дни на месте храма уже множество могил. Не сохранилось ничего и от монашеских погребений, затеряна могила старца Макария, ничего не осталось и от деревянной часовни над его могилой.

Восстановить храм в былом великолепии и на прежнем месте уже не представляется возможным, а посему по благословению настоятеля обители игумена Евмения (Лагутина) заложена на кладбище каменная часовня во имя Казанской иконы Божией Матери.

Александр Николаевич Панин

  1. Нил (Сафонов), иеромонах. Историческое описание Николаевской Берлюковской пустыни. М., 1875. С. 25. []
  2. Там же. С. 35. []
  3. Там же. []
  4. Историческое описание Николаевской Берлюковской пустыни. М., 1889. С. 25. []
  5. Введенский Д.И. Берлюковская пустынь. В память 300-летия существования обители и освящения новосооруженного кладбищенского храма в честь иконы Казанской Богоматери. Сергиев Посад. 1909. С. 14; Денисов Л.И. Историческое описание Николаевской Берлюковской пустыни. М., 1898. С.30. []
  6. Введенский Д.И. Указ. сочинение. С. 14. []
  7. Холмогоровы В.И. и Г.И. Исторические материалы о церквах и селах. Выпуск пятый. Радонежская десятина. М., 1886. С. 168. []
  8. Денисов Л.И. Берлюковская пустынь. Впечатления очевидца. Московские церковные ведомости. 1898. № 27. С. 367. []
  9. ЦИАМ. Фонд 54, опись 179, дело 1007, лист 103. []
  10. ЦИАМ. Фонд 709, опись 1, дело 126. Л. 1. []
  11. Там же. Л. 2. []
  12. Там же. Л. 32-33. []
  13. ЦИАМ. Фонд 709, опись 1, дело 133. Л. 1. []
  14. Шевелкин И.И. Поездка в Берлюковскую пустынь. Душеполезное чтение. 1864. Ч. 3. № 9. С. 10. []
  15. ЦИАМ. Фонд 709, опись 1, дело 155. Л. 28-28об. []
  16. ЦИАМ. Фонд 709, опись 1, дело 153. Л. 7об. []
  17. Там же. Л. 6об. []
  18. ЦИАМ. Фонд 709, опись 1, дело 88. Л. 26. []
  19. Денисов Л.И. Берлюковская пустынь. Впечатления очевидца. Московские церковные ведомости. 1898. № 27. С. 367. []
  20. ЦИАМ. Фонд 203, опись 549, дело 117. Л. 1-2. []
  21. Там же. Л. 3. []
  22. Введенский Д.И. Указ. сочинение. С. 18. []
  23. Там же. []
  24. Торжество освящения храма в Берлюковской пустыни. Московские церковные ведомости. 1909. № 31. С. 529. []
  25. Там же. С. 529-530. []
  26. ЦИАМ. Фонд 203, опись 757, дело 3091. Л. 3об. []
  27. ЦГАМО. Фонд 6900, опись 1, дело 59. []
  28. Там же []
  29. Там же. []
  30. ЦГАМО. Фонд 2157, опись 1, дело 494. []
  31. Там же. Л. 11об. []
  32. Мизиново. Московская область. Ссылка с сайта https://ru.wikipedia.org/. []


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *